Технологии спортивных продуктов Магазин Europharm Вирус Блокер здоровье вокруг вас
Журнал
Новости
Статьи и интервью
Фотогалерея
Видеоканал Ironworld TV
Блоги
Фотогалерея сообщества
Видео от сообщества
Редакция
Реклама
Вакансии
О проекте
Техподдержка
Правила
Статистика
Правовая информация
Фото
Опубликовать фото
Видео
Выложить видео
Настройки
Выход

О здоровье в спорте и проблемах онкологии c ученым-биохимиком и учредителем компании INFFARM Ильей Духовлиным

Перед тем, как перейти непосредственно к самому интервью, хочется поблагодарить интервьюера и понадеяться, что обо всем этом в скором времени мы услышим не только со страниц ЖМ, но и, например, в эфире передачи “Познер" Первого канала. По крайней мере, в той части, где говорится о диагностировании онкологии. Переоценить значимость этого обсуждения очень сложно.


Сегодня мы поговорили с учредителем группы компаний INFFARM, АТГ Сервис Ген, Фарма Ген, руководителем лаборатории биотехнологий в Санкт-Петербурге, лауреатом Международной премии Леонарда Эйлера в области биологии и титульным спонсором Кубков России и Санкт-Петербурга Ильей Духовлиновым.


"ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР": Проблема вокруг российских Олимпийцев - это вопрос чисто политический, или это только у нас спортсмены нечестные?
Илья Духовлинов: Исходя из своего опыта работы, отчасти в силу и своей увлеченности силовыми видами спорта, могу сказать, что употребление медицинских препаратов имеем место и у тех, и у тех спортсменов. Американские и наши спортсмены, в общем и целом, используют примерно одинаковые схемы подготовки. Нельзя сказать, что фармакологически кто-то лидирует. Кроме этого, очень важное значение имеют генетические данные спортсменов, их психологические, лидерские качества. А так - команды в целом равноценны. Способные к борьбе и талантливые спортсмены есть везде. Поэтому, что касается этого вопроса - да, конкретно этот вопрос политический. Категорически нельзя сказать, что у нас спортсмены - злостные потребители стероидов.

Ж.М.: Илья, на ваш взгляд, когда были исчерпаны возможности человеческого тела в спорте?
И.Д.: Если рассматривать этот вопрос на примере тяжелой атлетики, в 1986 году, когда наш, советский спортсмен толкнул 266 кг. Прошло больше 30 лет. Толкают 263, 264, 265, а 267 за это время так никто и не толкнул.

ЖМ: Сейчас очень модно обсуждать Родченкова. Какова его репутация в профессиональных кругах?
И.Д.: Родченков профессионально работал с определением допинга начиная с 1985 года. И очень многое знал о разных спортсменах. Есть информация, что еще в те годы он получал указания скрывать положительные допинг пробы, правда, спортсменов США и ГДР. Эти все дела носили политический оттенок и поэтому понятно, что все это росло как снежный ком. Если когда-то ему пришлось что-то скрыть, то понятно, что репутации уже тут нет. Некоторые его интервью вызывают просто недоумение у специалистов. Особенно про какой-то «разработанный коктейль из анаболических стероидов», который принимали прямо-таки все спортсмены. Это нелепо. Любые анаболические стероиды будут обнаружены современными методами при допинг-тестах. Я думаю, тут Макларен что-то приписал уже от себя. Где Родченков действительно давал показания против своей страны, а где ему «приписали» эти высказывания американские функционеры, умело используя его как фигуру, на которую можно теперь все «свалить», покажет уже только история.

Ж.М.: Возможен ли симбиоз спорта и здоровья, или об этом даже говорить глупо?
И.Д.: Нет, на самом деле, это очень важный вопрос. Профессиональный спорт, как минимум, должен не наносить существенного урона для здоровья. В пользу этой точки зрения свидетельствует тот факт, что есть большое количество спортсменов прошлых лет, в том числе и олимпийского уровня, которые сегодня, будучи в очень почтенном возрасте, чувствуют себя вполне здоровыми людьми. Если врач грамотно ведет спортсмена, то даже при профессиональной карьере в зрелом возрасте вполне возможно хорошее состояние здоровья.

Ж.М.: Илья, подскажите: какие органы максимально подвержены перегрузкам? На что должны обращать внимание спортсмены в первую очередь?
И.Д.: Наверное, ничего нового не скажу, в первую очередь это сердце. Если спортсмен поднимает штангу более 120 кг, то давление внутри камер сердца достигается такое же, как в шине автомобиля. Сердце и сосуды страдают в первую очередь. Дальше, в большей степени, индивидуально: у кого-то спина, у кого-то сетчатка глаза, диафрагма...

Ж.М.: На сегодняшний день существуют ли методы увеличения долголетия спортивной карьеры и жизни в целом? Помимо ЗОЖа?
И.Д.: Понятие ЗОЖа - оно вообще относительное. Склонность к каким-то проблемам со здоровьем - с атеросклерозом, лишним весом - очень детерминирована генетически. Есть примеры, когда обмен липопротеинов такой, что, какой бы ЗОЖ человек ни вел, не выправить ему эти показатели в анализах. Это определенные генетические отклонения. Если человек изначально не предрасположен к нормальному обмену холестерина, липопротеины высокой плотности все равно будут низки, и к 60 годам все равно придёт атеросклероз. Помимо ЗОЖа, должны быть методы, которые способны корректировать особенности метаболизма, которые несут в себе врожденный генетический характер. Эта коррекция включает в себя введение экзогенных белков и терапию препаратами, которые меняют чувствительность к инсулину некоторых органов. Эта фармакология более профессиональная и глубокая, чем просто ЗОЖ.

Ж.М.: Что мотивирует Вас быть генеральным спонсором чемпионата Санкт-Петербурга и чемпионата России?
И.Д.: Здесь несколько причин. Я давно заочно знаю Александра Вишневского как атлета, болел за него на всех его соревнованиях. Недавно познакомился лично с ним уже как с Президентом Федерации. Учитывая, что я сам давно был приверженцем бодибилдинга, то наше спонсорство исходит из любви к этому виду спорта и уважения непосредственно к личности Александра Вишневского, который его представляет. Мы сейчас не думаем о какой-то экономической выгоде. Безусловно, в этом есть элементы пиара, но первичный интерес не денежный.

Ж.М.: Чем конкретно занимается ваша группа компаний? Скажу честно, раньше я о ней не слышал.
И.Д.: Компании существуют уже 15 лет. В индустрии фармакологии, особенно что касается создания каких-то новейших препаратов, если компания делает что-то оригинальное, должно пройти 5-7 лет до того, как будут пройдены все этапы регистрации и разрешений. Клинические испытания занимают годы. Есть такой момент, что зачастую, пока препарат разрабатывается, испытывается и согласовывается, он начинает морально устаревать. За эти 5-7 лет происходят новые открытия, создаются еще более новые препараты, сменяется парадигма. И опять должно пройти много лет что бы это все стало официально доступно людям.
Основные направления нашей работы заключаются в том, что мы создаем препараты, которые работают на безопасном генетическом уровне. Среди них, например, препараты для регенерации различных тканей –эта технология позволяет восстанавливать ткани, воздействуя непосредственно на генетический аппарат клетки.

Ж.М.: Звучит немного пугающе.
И.Д.: Да, многих это может удивлять, кого-то пугать, у всех разные представления о том, что это и чем может быть, вплоть до сравнений с ГМО. На самом же деле, такое воздействие на организм является самым безопасным.

Одно дело, когда создается какое-то химическое соединение и оно никогда не встречается в организме. И люди не боятся принимать такие соединения. Например, адреноблокаторы. Их нет в натуральном виде в организме. А другое дело - работать с генами, продукты которых и так в нашем организме есть. Поэтому люди пока не привыкли. История медицины знает много примеров, когда люди вначале боялись каких-то новых химических соединений (амброксол, фенобарбитал), а потом это внедрялось широко в практику. То же самое сейчас с генетическими препаратами: там нет никаких жутких монстров. Мы работаем с тем, что и так в организме есть.

В наших компаниях произошел очень интересный профессиональный синтез, где спортсмены тесно работают с генетиками, биохимиками. Многие сотрудники с ученой степенью имеют спортивные достижения. В нашей компании хорошо понимают, что именно нужно спортсменам и человеческому организму, который подвергается перегрузкам. Я сам на своем опыте знаю, что такое сильные физические перегрузки и что нужно, чтобы их успешно преодолеть. Сейчас начали взаимодействовать с Александром Вишневским. Поэтому мы изнутри видим, что нужно спортсменам, а не только со стороны обычных ученых. И это позволяет нам реально решать фармацевтические задачи в этой области.

Ж.М.: Насколько интересны ваши разработки государству?
И.Д.: Мы 4 года работали по контракту с Министерством Обороны. У нас на предприятии некоторое время была лицензия на государственную тайну. Любому государству эти разработки интересны.

Ж.М.: А есть ли что-то, что ближе и понятнее всего спортсменам?
И.Д.: Мы достигли больших успехов в том, чтобы на время вживить ген, который будет повышать уровень, например, гормона роста самим организмом спортсмена. Когда ген кодирует лекарство, эта технология позволяет кодировать любое соединение. Не только гормон роста, но и, например, инсулиноподобный фактор роста, фактор роста нервов и так далее. Даже можно закодировать антитела против какой-то инфекции, что поможет человеку быстро справиться с болезнью. Также мы занимаемся регенерацией хрящей и связок. Мы разработали препарат, который таргетно действует на хрящ. Причем препарат скапливается в зоне хряща, а не весь организм насыщается препаратом. Также мы занимаемся нервной регенерацией тканей в случаях, когда происходит сдавливание, разрыв, защемление нерва. Есть препараты для восстановления нервной ткани.

Ж.М.: Я знаю, что у вас очень интересные опыты есть и в области онкологии.
И.Д.: Да, мы много работаем и в области онкологии. Есть положительный опыт в работе. У нас есть собственная медицинская клиника, которая занимается иммунотерапией рака полностью по лицензии и всем правилам, я ее совладелец. Клиника работает уже много лет. У нас есть различные технологии лечения опухолей. Одна из таких технологий направлена на реконструкцию иммунитета, суть которой направлена на то, чтобы организм сам  «поглотил» или «переварил» свою опухоль. Очень хорошо идет лечение меланомы - рака кожи. Хотя считается, что это одно из самых сложных онкологических заболеваний. Рак мозга хорошо лечится. У нас были в том числе и высокопоставленные пациенты.

Сегодня вообще такое состояние медицины в мире, что есть надежда вылечить практически любой рак. Это вопрос денег, профессионализма, менеджмента, вовремя сданных анализов и качественных операций. У нас был пациент с последней, четвертой стадией рака легких. С метастазами в костях и в почках. Мы заменили кости на титановые вставки, где были метастазы. Опять же, это был вопрос менеджмента с немецкой клиникой, где ему провели эту операцию. Вырезали практически всё правое легкое. Он к нам был отправлен умирать, а по итогу уже через полгода продолжил руководить своей фирмой и даже перестал мне звонить.

Ж.М.: Все это вопрос каких средств?
И.Д.: Обошлось это в 300,000 евро. Терапия стоила порядка 1,000,000 рублей в месяц.

Ж.М.: В чем главная ошибка онкобольных?
И.Д.:  Главная проблема онкологических больных в том, что они упускают время. Всегда ждут каких-то анализов, чьих-то заключений, куда-то долго едут. А тут главный фактор - время. Надо делать все быстро. А пока они ждут, вторая стадия сменяется третьей. А врачи, по своей сути, очень боятся принимать жесткие, четкие решения, потому что есть угроза жизни, и в случае неправильной диагностики врач становится виноват. Порой этого страха слишком много там, где его не должно быть, а врач должен принимать решение, не упустив времени. И все ждут, пока опухоль превратится во что-то конкретное.

Вот вы, наверное, даже не слышали про стадию рака 0+, все слышали только про третью или, в лучшем случае вторую. Это означает только то, что врач на самой начальной стадии опухоль иногда просто не способен обнаружить. Поверьте, совершенно любая опухоль имеет очень высокий шанс к лечению, если она обнаружена до второй стадии.

Ж.М.: Что нужно делать, чтобы стараться определить онкологию на первых этапах? Сдавать анализы и проходить какие-то процедуры? Насколько это дорого?
И.Д.: В российских рублях это порядка несколько десятков тысяч. Но тут две проблемы. Первая проблема в том, что не все знают, что можно обследоваться. У людей есть представление, что нужно мерить «какие-то опухолевые маркеры» но это, на самом деле, не совсем то. Индивидуально какие-то маркеры могут быть высокие, а рака вообще может не быть. Важна идентификация самих опухолевых клеток на самой начальной стадии их образования. А вторая - в том, что в России такое обследование не внедрено массово. Есть, конечно, отдельные лаборатории, которые в научных целях это делают, и мы в том числе. Но как единая упорядоченная система это отсутствует. Есть в Германии, где проверяюсь, например, я, моя семья, мои друзья… Там можно определить, заловить только-только образовавшиеся опухолевые клетки. Для многих врачей опухоли меньше спичечной головки - это «что-то непонятное», и они ждут, когда это во что-то разовьется.

Ж.М.: Когда можно будет ожидать, что эти технологии появятся в России и Беларуси?
И.Д.: Тут понимаете, что… дело-то не совсем в технологиях, они сами по себе не такие уж и дорогие. Вернее, они дорогие, но не безумно дорогие. Здесь проблема в организации некоторых элементов здравоохранения. Потому что регламенты работы с опухолями касаются уже более поздней стадии. Есть медицинские инструкции, как и что делать. У нас была пациентка, у которой была стадия рака 0+. Врачи из другой организации ей сказали: «Давайте подождем, пока опухоль подрастет, чтобы определиться с тем, что можно с ней сделать». Понимаете?! Действительно, есть такое, что в редких случаях опухоль на стадии 0+ организм может побороть сам. Но в большинстве своем он переходит на первую стадию и идет дальше. Но мало нормативов, что делать со стадией 0+. Некоторые врачи советуют: «Ну, хотите, делайте химиотерапию, не хотите – подождем…» И пациент остается в этой ситуации один сам с собой и вынужден самостоятельно искать какое-то решение.

Ж.М.: То есть, я правильно вас понимаю: нужно серьезно реформировать здравоохранение в этой части?
И.Д.: Да.

   
d5b8a2dde01a61c144a8afb66a843fe3.jpg

a693ad7da85876c80e91aca0fa276e66.jpg

740aace0fe28e72c07c5d1c0f63035de.jpg

0f049429af9d4f2ff071e96a2caafdef.jpg
12.03.2018 14:41
Для возможности комментирования необходимо зарегистрироваться.
Если вы зарегистрированы, авторизуйтесь.