ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР

Это профиль администратора сайта www.ironworld.ru

Все вопросы и предложения по работе сайта вы можете оставить в моём форуме.
WWW-страница: http://www.ironworld.ru
ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР Всем
Статья: Интервью с Муминовым Василием Ивановичем

   О том, как развивался питерский пауэрлифтинг, о непростых отношениях между различными лифтерскими Федерациями и о том, почем нынче это удовольствие – силовые виды спорта, специально для читателей «Железного мира» рассказал Василий Иванович Муминов, президент Федерации пауэрлифтинга Санкт-Петербурга.

 Справка редакции:
Муминов Василий Иванович -
Заслуженный тренер РФ, профессор, мастер спорта по тяжелой атлетике, неоднократный Чемпион и рекордсмен Ленинграда, подготовил 15 МСМК и более ста чемпионатов по атлетическим видам спорта.

    Василий Иванович, когда Вы пришли в этот вид спорта?
  
Сначала я занимался тяжелой атлетикой. В 90-м году в ВИФКЕ стали выставлять команды по пауэрлифтигу. Будучи штангистом, я решил узнать, что это такое, и начал потихонечку присматриваться. Потом мы включили пауэрлифтинг в программу обучения нашего института. Появилась такая тенденция: «атлетизм», атлетическая подготовка. Мы стали разрабатывать, что такое атлетическая подготовка, и пришли к тому, что она включает в себя нетрадиционные виды спорта: бодибилдинг, армспорт, перетягивание каната и пауэрлифтинг. И по этим видам надо было разработать методику тренировок и обучать курсантов. Как раз тогда я занялся пауэрлифтингом.

   Как Вы заняли пост президента Федерации пауэрлифтинга?
  
Президентом федерации сначала был Геннадий Огурцов. Я же участвовал, организовывал и проводил соревнования. Потом стал больше вникать в суть вопроса, и в одно время получилось так,  что все члены сборной команды были моими учениками из нашего института, т.е. двукратными чемпионами мира: Гордеев, Маринюк, Черноморец (МСНС), Ворожейский, Ермилов, Азизов. Вся команда нашего института. Меня выбирали лучшим тренером несколько лет подряд. В 2003 году Вендик написал заявление – истекал срок занимаемой должности, и он сказал, что уходит. Встал вопрос, кого же избрать. Я служил, и мне по своей деятельности нельзя было быть президентом федерации. Тогда мы избрали молодого Михаила Садовникова – это мой ученик, тоже мастер спорта. Он выдвинул меня в вице-президенты. Я согласился.
   Потом получилось так, что Садовников престал работать. Он провел соревнования один раз на Динамо, и понял, что это совсем не сладкий мед. Ему дали на соревнования вместо двух дней один: «Соревнования нам ваши постольку-поскольку…». Соревнования закончились в два часа ночи. Садовников решил, что деньги потекут, спонсоры пойдут. А никто не пошёл. Он от этого отказался. Ну, как… Просто перестал ходить на совещания, проводить соревнования. А тут как раз отборочный чемпионат, в январе нужно выставлять команду. Я же почти год проводил на базе нашего института соревнования по своей инициативе. В конце года мне уже сказали, давай, мол, тебя изберем. Ну, и избрали. И пошёл, и потянул.
   У нас связка работала. Баймухаметов отвечал за документы, и получалось, что вдвоем мы и тянули. Когда я пришёл и стал копать, выяснил, что в Федерации работали два человека – Вендик и Юля Сигал, и больше никого. Он никого и не подпускал, даже меня не подпускал, когда Россию здесь проводили. Они завалили это дело, а я сразу понял, что нужно расширять круг тех, кто мог выполнять задачи. Сейчас со мной работают Карина Сим, Федя Клюкин, Баймухаметов и моя дочь.
   Я даже не знал, как организовать связь. Раньше Юрий Береснев получал информацию: у него дома стоял факс, и вся информация и электронная почта шла через него. Это было долго и неудобно. Пришлось покупать факс, компьютер. Дочку избрали секретарём, худо-бедно, но связь мы наладили. Тренером мы назначили Михаила Николаева. Потихонечку развили-раскрутили, и уже под руководством стали работать по-другому.

   Вам от предыдущего президента ничего не передали по наследству?
  
По наследству я получил только сломанные весы, которые мне пришлось ремонтировать. Там вообще ничего не было. У Вендика была своя турфирма. и оргтехникой он пользовался там. В собственность Федерации ничего не закупалось. И мне пришлось все начать с нуля. Разбирал документы. Делал регистрацию. Обнаружился долг по налогам, по пенсионке, и приходилось все разгребать. Были испорчены отношения с Федерацией России: Вендик с ней судился. Он перешел в другую федерацию, и его дисквалифицировали. Вендик начал спорить: почему дисквалифицировали, он как гражданин России может выступать, где хочет и т.д. Он проиграл суд, а на нашу федерацию начались гонения. Мне пришлось все эти углы сглаживать, поднимать свои контакты. Плюс - Богачёва я знаю по тяжелой атлетике. Ходасевич (заместитель Богачева) - тоже вместе с ним выступали. И по другим старым связям мы наладили контакты, и сейчас все более или менее хорошо. Конечно, все это было непросто.

   Значит можно сказать, что бум пауэрлифтинга в Питере связан с тем, что Вы все наладили, и началась активная работа. Если же смотреть на спортивные результаты, то тот факт, что женская сборная заняла второе место на России в Уфе – это прорыв.
  
Да прорыв, но это не только моя заслуга. У нас стало работать много молодых тренеров, например, Георгий Таранухин, который собрал женский костяк сборной по пауэрлифтингу. Я сам спортсмен, и знаю, что нужно спортсмену. Когда раньше проводились соревнования, призы на чемпионате Санкт-Петербурга вручали за 1, 2, 3 место не в каждой весовой категории, а в абсолютке, среди женщин и среди мужчин, и давали банку протеина. Все возмущались. И когда мой Гордеев (двукратный чемпион мира) выступал и ему дают эту банку протеина, он не понимал и спрашивал: «Василий Иванович, а что это такое?». А я еще не был президентом федерации, я стал пробивать вплоть до того, что входил в долги, чтобы все чемпионы получали приличные призы. Помню, и пылесосы дарили и призы, и кубки и т.д. То есть призовой фонд стал другой. Мы стали выбирать лучшего спортсмена, лучшего ветерана. Стали издавать журнал «Пауэрлифтинг», появился сайт. Но это заслуга фонда развития атлетизма, во главе с Никишиным, который оказывает помощь и спонсирует.
   Люди смотрят, что стали проводить соревнования среди детей 16-18 лет,  стали выезжать на соревнования. У нас одно время финансирования вообще не было, и выезжали мы на соревнования по минимуму.  И сейчас, в принципе, не очень-то финансируют: выделяют денежные средства, но очень мало. Но раньше мы выживали только за счет стартового взноса: двух-трёх везем - и всё, и денег нет. Сейчас лучше стало.

   Финансирование сейчас все-таки идет из Госкомспорта?
  
Финансирование из спорткомитета идет, но хотелось бы больше. Вот на этот год выдали 200 тысяч рублей на все поездки. А что такое 200 тысяч? Мы повезли 7 участников в Уфу, судью, одного представителя и тренера. В итоге 10 человек. Сразу туда и обратно съели 70 тысяч. Вот осталось 130. Потом поехали на жим лежа 5 участников.

   А на Бёрдск хватит?
  
Там сколько-то осталось. На соревнования разбивают по 40-50 тысяч рублей. На Бёрдск у нас есть 60 тысяч. Но на поезде ехать никто не хочет: туда - обратно это займет неделю. Люди хотят лететь на самолете. А на самолете чтоб лететь, этого хватит на 1-2 человека максимум. Чтобы отвезти всех спортсменов на Бёрдск, нам нужно 1 миллион рублей, а нам никто не даст таких денег.

   Сколько человек планирует от Питера выступать в Кубке России?
  
Вавилова, Ястребова, Кондратович, Лебедев, Архангельский – 5 человек.

   Каковы Ваши прогнозы?
  
Сборной у нас не получается – не полный состав. Нужно 6 человек. Вавилова МСМК, Ястребова попадет в группу, Кондратович в шестерку, Лебедев – МСМК, Архангельский…
   Для сборной у нас есть, конечно, Сериков. Говорит, что готовится, а сам не едет. Как-то мы его повезли, а он «забаранил» там. Присед у него на грани фола.

   Какой в России, по Вашему мнению, наиболее сильный в развитии регион?
  
Нам тяжело бороться, так как, во-первых, женская команда сильная в Красноярском крае. Тренер Александр Ходасевич собрал там большой коллектив и тренирует. У них поддержка сборной команды идет из спортивного комитета. Они стоят на ставке, им выдают жилплощадь. У нас такой поддержки нет. У нас в Питере на первом месте «Зенит», поэтому мы выживаем сами.
   Вот, например, Протченко едет на Чемпионат мира в ЮАР в сентябре. Я прихожу в Спорткомитет: можем ли мы помочь выехать спортсменке? Есть бумага, что она член сборной команды. Спорткомитет отказал.

   А как они обосновывают отказ?
  
А потому, что это не олимпийский вид спорта. Нет, и всё.

   А привлечение спонсоров? Это возможно?
   Это же не игровой вид спорта, как баскетбол, волейбол.
   Мне бы хотелось в декабре турнир сделать чисто жиму лежа, наподобие «Кубка титанов». Желающих много, но все упирается в денежный призовой фонд. Есть люди, которые могут помочь в этом отношении, но все спонсорские отношения, договоры должны идти через фонд развития атлетизма, т.е. договоры заключаются с ними. В частности компания «Skip». Должны были быть денежные призы женщинам на открытом чемпионате, а ситуация сложилась так, что они затянули заключение договора. В результате нет призов, и спортсменки пострадали.

   А откуда призовой фонд у «Кубка Титанов»?
  
Это нас спонсирует Фонд развития атлетизма.

   Тогда такой вот косвенный вопрос. Как вы относитесь, к тому, что многие пауэрлифтеры идут в шоу-формат? Я имею в виду силовой экстрим, хотя он уже находится в процессе аккредитации как вид спорта.
  
 - У меня свой взгляд на экстрим. Многие дисквалифицированные спортсмены, не прошедшие допинг-контроль, принимают участие в подобных соревнованиях. Там им платят какие-то деньги. Мне приходили предложения, чтобы я тоже в Питере организовал силовой экстрим. Я составил смету: это нужно содержать минимум 10 спортсменов.  Каждого тренировать и каждому платить зарплату – это 300 тыс. руб. Плюс закупка амуниции, инвентаря, хранение и аренда. В месяц получается не меньше 1 миллиона - кто такие деньги будет платить? Никто. И сразу же все отпало.
   А ещё я негативно отношусь к экстриму из-за высокого травматизма в нем. Например, на открытом чемпионате заявляются сильные спортсмены из других регионов, а потом снимаются. Выясняется, что один порвал на экстриме грудную мышцу, другой тоже получил травму и т.д.

   Возвращаясь к победе нашей женской сборной. Ваше мнение, это случайность или всё же закономерность?
  
Нет, это закономерность. Я думаю, что мы бы выступили ещё лучше, если бы участвовали все спортсмены. У нас тогда не выступала Шабуркина из-за травмы, Соболева (МСМК) очень сильная тоже выбыла из борьбы, Голубева– она из области, а для того чтобы она выступала за Питер нужно было оформить специальную документацию, и мы не стали.

   Почему было не собрать их? Какие могут быть на это причины, кроме травмы?
  
Для того чтобы поехать на соревнования, вылетает неделя. А все работают, поэтому идет потеря в зарплате, деньгах. Всё упирается в финансирование. А в других регионах спортсмены стоят на ставках, некоторые получают стипендии России. Тренеры в клубах имеют государственные ставки. Пауэрлифтинг у них есть, а у нас, значит, нет.
   В Уфе, например, есть целый центр пауэрлифтинга, а где у нас проводить? Если бы у нас был комплекс или школа, где можно было бы тренировать и выступать. У меня была такая идея: при нашем институте сделать курсы по подготовке и переподготовке тренеров. У нас есть последователи, которые могли бы прочесть различные дисциплины.
   Федерация пауэрлифтинга закупила 6 станков, 4 новых штанги, аудио-видео системы. Потихоньку мы приобретаем, делаем ремонтируем.

   Борьба между Федерациями. Как выглядят и есть ли взаимоотношения между ними? Общаетесь ли? Встречаются ли главы организаций?
  
Не общаемся. Дело в том, что федерация IPF зарегистрирована в федерации России и зарегистрирована в Спорткомитете. А другие федерации не зарегистрированы, т.к. они не могут получить аккредитацию, поскольку, по решению Федерации России, другие федерации, которые участвуют в несанкционированных соревнованиях, дисквалифицируются. А на право проведения соревнований, например, России, области, города должна давать разрешение Федерация России.
   Только Федерации России (IPF) имеет государственную аккредитацию. Другие федерации не имеют, и все титулы и звания, которые они присваивают, бутафорны.
   Так как звания – это государственные награды, они присваиваются через спортивный комитет Санкт-Петербурга. Там присваивают звания «Кандидата в мастера спорта», а звания выше (МС, МСМК, ЗМС) присваивает Федеральное агентство, т.е. Спорткомитет России. Другие же федерации (не IPF) прямо на соревнованиях «шлёпают» и сами вручают звания и корочки. По сути дела, они обманывают молодежь.

   А на что альтернативные   федерации пауэрлифтинга живут? Как привлекают ребят? Перехватывают же они потенциал, который мог бы выступать за IPF.
  
Живут за счет, во-первых, стартовых взносов, которые у них намного выше, где-то по 2 тысячи рублей, я даже не в курсе. Во-вторых, они запустили свой сайт и открыто говорят о возможности их федерации присваивать разряды и звания. Молодёжь, не вникая, видит нормативы и идет за так называемым «легким хлебом».
   А таких нормативов даже не существует. Если обратиться к «Всероссийскому Спортивному классификатору», там есть полный перечень видов спорта, по которым присваиваются разряды и звания.
   Также на чемпионате мира в рамках альтернативных федерации выступят 50 человек от России, когда 10 весов, 10 категорий, значит, сборная должна состоять из 10 сильнейших в каждой категории спортсменов. А они допускают всех, кому не лень.

   В чем отличие?
  
WPC не берут на допинг-контроль, допускают вторые, третьи майки. Также у их засчитывают «параллели», «недоседы» в приседе. Сделал полуподсед - и засчитывают.

   Дисквалифицируют ли из IPF тех, кто засветился в альтернативных федерациях?
  
Дисквалифицируют. При первом участии в другой федерации – дисквалификация один год.

   Были ли такие случаи? Расскажите.
  
Был такой Скаков, стал в WPC чемпионом, потом узнал, что это «туфта», написал заявление и вернулся обратно. Леменовская Марина тоже обманулась, через год вернулась и выполнила в IPF МСМК. Зарубина (МСМК) – ей тоже наговорили, она купилась и выступила в другой федерации, но вернулась.
   Тоже ситуация. Приходит ко мне письмо из какого-то военного училища, задают вопрос о спортсмене: как он стал чемпионом мира без звания МС? Просят подтвердить. А он не чемпион мира, а чемпион в своей федерации, все это неофициально. Просили подтверждение. Не могу. Он не чемпион мира….

 Интервью подготовила Рената Мустафаева

0
Для возможности комментирования необходимо зарегистрироваться.
Если вы зарегистрированы, авторизуйтесь.