ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР

Это профиль администратора сайта www.ironworld.ru

Все вопросы и предложения по работе сайта вы можете оставить в моём форуме.
WWW-страница: http://www.ironworld.ru
ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР Всем
Статья: Первые Шаги или Русские в «профи»
     Когда мы прибыли в Питер, чтобы пообщаться с представителями «качковской» тусовки северной столицы, то график у нас был еще какой напряженный. С Сашей Вишневским, ввиду того, что опаздывали на самолет, пришлось беседовать уже в автомобиле, по дороге  в аэропорт. Правда, автомобиль был не простой, а президентский – ведь в аэропорт нас любезно согласился подвезти сам Владимир Иванович Дубинин. Так что условия для обстоятельного разговора можно, с определенной долей условности, назвать оптимальными. Скажу сразу – каждое интервью с «Вишней» погружает меня в состояние необъяснимого гипноза, магическое влияние личности Вишневского завораживает. А с тем, что «Вишня» – это личность, спорить не приходится. Личность с большой буквы. Такой большой, что многим еще расти и расти до него, да так никогда и не вырасти. Саша – это легенда российского спорта. И не только потому, что Бог знает сколько времени уже выступает, и не потому, что уже сам иногда сбивается со счета, вспоминая, сколько раз становился абсолютным чемпионом России, и не потому, что он – чемпион мира, и даже не потому, что теперь уже профи. Вовсе не поэтому. Просто человек такой. Это, знаете ли, харизма, господа. Это просто так не дается. Это нужно зарабатывать, заслужить. И при всем при этом, у Александра напрочь отсутствую какие либо признаки звездной болезни или какой либо заносчивости.  Простой парень, общительный, с приятным чувством юмора. По разговору и внешности никогда не скажешь, что скоро сможет выступать среди ветеранов. Молод душой и телом. С таким приятно общаться, а для журналиста он просто подарок какой-то. Клад, можно сказать. Драгоценность. И драгоценное интервью с этим, во всех отношениях неординарным человеком, мы сегодня вам и предлагаем.
     «Железный мир»: Александр, расскажите для начала немного о себе. 
     Александр Вишневский: Родился в Красноярске-26, 4 февраля 1967 года, но с двух лет уже жил в Кирово-Чепецке, это в Кировской области. Там же окончил школу, и уже потом приехал в Питер – поступать в институт. 
     ЖМ: О вас уже просто слагают легенды, и про вашу карьеру культуриста в качестве любителя уже, наверное, можно книгу написать. Кстати, нет подобных планов пока?  
     АВ: Нет, пока нет. Может, когда постарше стану, тогда уж и сяду за написание.
     ЖМ: Сейчас всех, конечно же, больше всего интересует ваша профи-карьера. Расскажите, для начала, как вы получили профи-карту, когда это произошло, ну а потом, конечно же, несколько слов о своем первом выступлении в качестве профессионала.[img]unsaved:///%D0%BD%D0%BE%D0%B2_%D1%81%D1%82%D1%80_1.htm[/img]
     АВ: Окончательно профи-карту я оформил в конце апреля. Первый турнир, на который я хотел поехать, был «Торонто Про», но его, как вы наверное уже знаете, отменили из за вспышки пневмонии, поэтому пришлось сразу, без разминки, ехать на «Ночь чемпионов». С политической точки зрения было не совсем хорошо ехать сразу на этот турнир, хотя бы по той причине, что там всегда очень много участников, и участники эти, по большей части, американцы. А поскольку турнир, сам по себе, сугубо американский и проводится в Штатах, то для того, чтобы добиться на нем хоть чего-то, нужно быть американцем, нужно, чтобы тебя знали. На Торонто Про, по крайней мере, можно было бы хоть с «произволкой» выступить, а на «Ночи», как будто специально, нас с Макшанцевым поставили на 21 и 22 места соответственно. Ну, а поскольку «произволку» показывала только первая двадцатка, мы, естественно, отпозировать не имели возможности.  А у меня главный козырь – это произвольная программа, мне, естественно, очень хотелось ее показать. Хотя я, в конце концов, своего добился и смог таки показать свою «произволку» через неделю, в Венгрии.
     ЖМ: Несколько поподробнее о «Ночи чемпионов», пожалуйста.
     АВ: Если говорить про «Ночь чемпионов», то там, прежде всего, бросилась в глаза организация турнира. Довольно, надо сказать, своеобразная организация. Даже не знаю, как словами это описать. Сложилось впечатление, что собрался очень узкий круг людей с одинаковыми интересами. Эдакий кружок по интересам. Небольшой, скажем так, Дом культуры. Правда, Дом культуры на Манхэттене, и, если сравнивать с тем же Дворцом Молодежи, то и сцена, и зал – раза в два больше. Когда нас вывели на сцену, всех расставили на ступеньки, так как нас было 42 участника, и в одну линию все, естественно, не помещались. Ну вот, расставили.  Вокруг галдеж, шум,  атмосфера какая-то несерьезная. На том же самом любительском «мире» всегда чувствуется какая-то напряженность, волнение. А тут все друг с другом разговаривают, о чем-то болтают, ходят туда сюда. Двое судей при участниках – два негра, которые выводят участников на сцену, ходят с тряпочками и вытирают со всех пот. Смеются при этом, перешучиваются. Когда подошли ко мне, я говорю «Мне не надо вытирать, я не «ПроТаном» мажусь» – там очень многие мажутся «ПроТаном». Я на взвешивании разговорился с Милошем Сарцевым, немного, поболтали. Он спросил, откуда я, я ответил, что из России. Там еще Жан-Пьер Фукс сидел, которого, кстати, мне удалось обойти, хотя, он, откровенно говоря, был в не лучшей форме.  Так вот, Фукс меня помнит еще по чемпионату мира в Китае, когда я там показывал брэйк-данс. И он Сарцеву говорит – вот, мол, это самый лучший позер, у него программа просто супер. Сарцев у меня спросил, чем я мажусь, я ответил – «ДримТаном», а он на аналогичный вопрос ответил, что «ПроТаном». Он сказал: «Мне кажется, что ДримТан замазывает рельеф». На что я про себя подумал, что просто нужно рельеф хороший иметь, вот и все. Я вообще заметил, что белые американские атлеты не слишком себя мучают диетами, практически у всех под кожей есть лишняя вода, и они только о том и думают, как бы не замазать последний оставшийся рельеф. 
     [img]unsaved:///%D0%BD%D0%BE%D0%B2_%D1%81%D1%82%D1%80_1.htm[/img]Если говорить о самих спортсменах, то прежде всего, конечно, запомнились чернокожие атлеты. Они выделяются просто отличной генетикой. Они-то в первую очередь и бросались в глаза. Хотя черных зачастую немного задвигали, но, слава Богу, первое место отдали все-таки достойному парню. Очень эстетичному, хорошо подготовленному чернокожему атлету. Да и вообще – хорошим рельефом и качеством только негры и могли, наверное, похвастаться. Из всех белых атлетов только у Павола Яблоницки был приличный рельеф. Остальные же были поголовно залиты,  у всех торчали отчетливые животы. И вены вроде бы видны, но глубины в мышцах нет по причине приличной задержки воды. Мышцы забиты. Даже и не знаю, кого вам привести в пример. Да тех же Титуса или Камали. Кстати, Камали мне даже больше понравился за счет своей массы – у него хоть какие-то объемы были. Хотя тоже был очень сильно залит. На нем, наверное, как минимум килограмм десять лишней воды было, которую нужно было выгонять. А Титус мне вообще не понравился. Но я так понял, у него сейчас контракт с хорошей фирмой, его очень много печатают в различных «качковских» изданиях. По крайней мере я прямо в Нью-Йорке, в аэропорту, купил один штатовский журнал, уже, если честно, не помню какой, и там очень много было фотографий Титуса.  Видимо, потому его и тянут, что за ним стоит какая-то фирма. 
     В принципе, по сравнениям было видно, что форма тут никому и не нужна, было совершенно непонятно, что здесь оценивают и как. Обстановка какая-то непонятная. Тот же Титус вообще спустился со сцены, ушел за кулисы. Остальные спортсмены тоже ходят, пьют воду, вытираются, за кулисы уходят. Я стою, напрягаюсь, стараюсь продемонстрировать себя как можно лучше. Но я стоял на ступеньке, и меня было видно только выше груди. Смотрю на судей – записки никто не пишет. Они просто сидят, на нас смотрят. Если говорить о самих сравнениях, то сразу по ходу турнира стало ясно, что вызывают в первую очередь тех, кто был изображен на рекламной афише. Там висел плакат, на котором было написано, что будут Сонбати (который так и не приехал), Титус, Камали, Мартинес и другие. Олег Макшанцев сразу заметил: «Саня, мы здесь чужие». Ну вот, именно так и начались сравнения, приблизительно в таком же порядке – Титус, Камали, Мартинес (хотя, к слову сказать, Мартинеса нельзя было сравнить ни с Титусом, ни с Камали – ну просто разный уровень, по качеству, по подготовке), их постоянно «дергают», проводят в шестерку.  Потому что они – самые известные, их люди знают, их хотят видеть на сцене. В общем, все зависит от того, есть ли у тебя контракт. Если контракт у тебя есть, ты постоянно в журналах, тебя хотят видеть промоутеры на соревнованиях и за тобой стоит фирма, которая тебя спонсирует и, которая заинтересована в том, чтобы ты был чемпионом, тебе повезло. Все повязано на больших деньгах. Может быть, конечно, и не таких больших, на самом деле, но все же. Для примера, на том же самом любительском мире судейство намного более объективное и правильное, хотя тоже есть свои проблемы.
     ЖМ: Вопрос относительно объективности судейства на профи турнирах. Есть мнение, что победитель там известен заранее, задолго до начала самого турнира. И обычно победителем становится тот, кто изображен на предтурнирной рекламе самым крупным на плакате. 
     АВ: Это довольно сложный вопрос. В Венгрии, мне кажется, так и было. Там с самого начала хотели сделать победителем Яблоницки, потому что он европеец. В Америке – не уверен. Нужно быть американцем, чтобы знать их кухню, чтобы предполагать, кого хотят сделать чемпионом. Но на «Ночи Чемпионов», скорее всего, было заранее известно, кто станет первым. Мы ведь не тусуемся в их кругу и не знаем их раскладов, предпочтений. На это очень большое влияние оказывает политический момент. Не политика в прямом смысле этого слова, а то, кто на какую фирму работает, у кого с кем контракт, какая фирма влиятельней, у какой фирмы больше веса, и кого из своих атлетов эта фирма хочет видеть победителем. Это ведь тоже, своего рода, бодибилдерская политика – кто какую фирму представляет. Платит за победу, конечно, не сам спортсмен, а люди стоящие за ним, но в конечном итоге, как я понимаю, все решают власть и деньги. 
     ЖМ: То есть, фактически, на турнире соревнуются не спортсмены, а люди стоящие за ними, и все решают именно они, а не то, какую спортсмен форму сделал и насколько он хорошо подготовился?
     АВ: Да, здесь уже фактически чистое шоу, а не соревнования. Исключительно. И, если брать, опять же, Венгрию, то там это было, по крайней мере, классно организованное шоу.  Большая сцена, спортивный комплекс огромный, народу куча, публика орет, надрывается. Фитнесистки выступали, ансамбли какие-то между выступлениями спортсменов, с песнями, с плясками. Единственный бардак был в том, что  мы не знали, кто за кем выступает. Было похоже, что содержание регламента соревнований тщательно скрывается. В первый день нас просто сравнивали. И тут уже судейство было более или менее объективным. Джефф Лонг был тринадцатым на «Ночи» и обошел меня, а тут уже я его «сделал». Получается, что уже мест на девять меня на американском турнире «подвинули». Еще был Мустафа Хассанен – я его обошел на «Ночи». Там он был настолько залит, что просто не верилось, как такое возможно. За неделю он, похоже, все-таки «слил» килограмм восемь и в Венгрии просто-таки ходил и умирал. Но за неделю все равно, как ни крути, не сделаешь хорошую, жесткую форму. Воду он выгнал, но мышцы были мягкими, жесткость не та. Но Мустафа уже года три в профи, живет сейчас в Австрии, тусуется в этой среде и его уже более-менее знают. Потому, видимо, и поставили восьмым. Десятым стал Майк Морис, но, по справедливости, я его все-таки обошел – выглядел лучше. Да и вообще, мне бросилось в глаза, что по сухости мускулатуры я был одним из лучших. По качеству итальянец, ставший седьмым, был неплохой. 
     На шестой строчке обосновался Сарцев, но это вообще отдельный разговор. Он в Венгрии прощался с бодибилдингом – это были его последние соревнования. И ему решили отдать место получше только из-за этого, видимо. Было видно, что форма у него, откровенно говоря, так себе, и если спереди еще были какие-то пропорции, симметричность, эстетика, то сзади вообще – ни мышц, ни рельефа. Я смотрю на судей – по их реакции все видно. Хорошо, в судействе оказался Филлипп Борн – словак, он меня знает, помнит по «миру». Остальных я никогда не видел, даже не знаю – может быть, это венгерские судьи сидели. Я стою, смотрю – сидит женщина-судья. А я ну прямо перед ней. Она ведет глазами по сцене, меня просто в упор не замечает, ищет знакомые лица. Вот так, понимаете ли. Но тут хоть ДеМилья появился. Он подходил к судьям, брал у них записки, в которых те писали, кого с кем хотят сравнить, и в микрофон оглашал, какие спортсмены вызываются для сравнения. Так вот, когда он подходил к судьям, которых я не знаю, которые из Венгрии, те вызывали спортсменов, им знакомых, тех, которые обычно на венгерских соревнованиях выступают. Меня, соответственно, эти люди не знали, для сравнения не вызывали. Как только подошли к Борну – я был сразу в центр подиума для сравнения поставлен, по бокам еще кто-то. Вот только тогда и пошло – меня хоть начали выдергивать для сравнений. То есть, даже здесь присутствует момент известности. Может быть, даже существует понятие какой-то очереди. Вроде как – ты здесь первый раз, имей совесть, надо подождать. Наверное, в каком-то смысле это и правильно. 
     ЖМ: А что было на второй день?
     АВ: На второй день демонстрировалась произвольная программа. Тут, слава Богу, мы уже знали, кто за кем. Я в этот раз демонстрировал немного другую программу. Это был мой старый «Робот», но я сделал другую фонограмму, подобрал более «забойную» музыку. Зал, конечно, завелся очень сильно, это было видно по реакции людей. На этот турнир ездила еще и Рита Автюхович, как турист. Рита снимала на камеру весь турнир, и мое выступление в частности. Так вот, она ко мне подбегает, говорит: «После твоей «произволки» зал гудит, народ вообще в шоке, Просто «супер»». Судьи переглядываются, показывают друг другу, мол, отличная «произволка. Рита говорит: «Давай готовься, мужайся, соберись с силами, сейчас тебя, наверное, сравнивать будут». Мы думали, что сейчас отберут «пятнашку», вызовут на сцену,  и начнут сравнивать друг с другом, чтобы отобрать шестерку.. Ждем, грим с себя не стираем. Часа три длится ожидание, в это время там фитнесистки выступают, песни, танцы. Мустафа, бедняга, все это время простоял на полотенце, в ожидании. Пол бетонный, холодный. Жена его бегает вокруг с [img]unsaved:///%D0%BD%D0%BE%D0%B2_%D1%81%D1%82%D1%80_1.htm[/img]полотенцем, обмахивает, пот стирает. Он обезвоженный стоит, в полуобморочном состоянии, я думал он сейчас просто упадет и больше не встанет. И вдруг, через три часа, появляется промоутер, читает список пятерки финалистов и заявляет, что все – остальные могут быть свободны. Я думал, Мустафа его сейчас просто убьет. Могли бы, в конце концов, предупредить заранее, что будет только пятерка выводиться на сцену. А нас там было 25 человек. Мы-то, все остальные, зачем ждали? Лично я уж точно знал, что в пятерку не попаду. В принципе, я по ходу сравнения объективно оценивал свои шансы и понимал, что стану где-то десятым-одиннадцатым, как, собственно, и получилось.
На турнире был такой чернокожий атлет – Эдди Эбби, чемпион Англии. Классный парень, весельчак, он с Огородниковым еще соревновался в свое время. Когда Огородников выиграл, он стал четвертым. Он тогда, по его словам, первый раз на турнир выходил, поэтому его и сделали только четвертым. Так вот, сидим мы, значит, и я вижу в руках у этого англичанина протокол соревнований. Я еще протокол не читал, поэтому подошел к нему и говорю, дай, мол, протокол посмотрю, хотел, хоть ради интереса, узнать, какое я место занял.  И вот, читаю протокол, а он стоит рядом и говорит: «Это все дерьмо, не обращай внимания, этот протокол – ерунда. Ты по форме – говорит, – должен был в десятке оказаться». Он вообще по жизни оптимист. По нему просто видно, что он в этом разбирается и понимает, что к этому нельзя серьезно относиться и что все эти расклады – чисто номинальный результат, который к истинному положению вещей не имеет никакого отношения. Существуют ведь, много подводных течений, которые влияют на оценку спортсмена судьями. Сам Эдди занимается в свое удовольствие и говорит, что ему нравится готовиться один раз в год, к весенним турнирам. Он на турнир в первую очередь едет пообщаться, потусоваться. Побыть, так сказать, в гуще «качковской движухи». Потому что, что бы там ни говорили, эти атлеты – элита, лучшие из лучших, идеал, к которому, все равно, несмотря ни что, многие стремятся. И он один из таких, кто просто получает удовольствие от выступлений с лучшими профессионалами планеты, от возможности просто пообщаться с этими людьми. 
     ЖМ: Саша, а вообще, как впечатление от этих первых профи-турниров? Есть желание дальше выступать, или же после вот таких вот «засуживаний» руки опускаются, и уже больше ничего не хочется делать? 
     АВ: Поначалу я был, конечно, здорово ошарашен. Про Мишина и Макшанцева вообще молчу. Я-то еще отнесся к этому с пониманием, и, в принципе, знал, что от первого выступления многого ждать не стоит, что мы для них чужие, и никто нас там не ждет, да и видеть особенно не хочет. В определенный момент даже смешно было от того, как откровенно это нам демонстрировалось. А Мишин – тот вообще подошел ко мне и говорит: «Саня я в трансе, я просто в шоке». Он перед отъездом всем рассказывал: «Мы всех сделаем, я всех просто порву. Они там все жирные. Я там всех сделаю». Я ему говорил: «Женя, ты едешь в чужую страну, что ты можешь предвидеть?» А он опять: «Нет, они все жирные». А после соревнований сказал: «Все, у меня депрессия, завязываю с бодибилдингом». Правда, на следующее утро уже просыпается, говорит: «Да нет, наверное, я буду снова готовиться на следующую «Ночь Чемпионов», надо, наверное, постоять в очереди». 
     Так что, нет, желание не пропало, да и, по большому счету, с чего ему пропадать? Я лично считаю, что тот же бодибилдинг не должен заменять все в жизни. Это пока что еще не тот вид спорта, где можно разбогатеть и заработать реальные деньги. Это в первую очередь надо воспринимать как образ жизни и своеобразное такое хобби. Нужно чем-то жить и помимо бодибилдинга. Я в данный момент стараюсь относиться к этому, прежде всего, как к увлечению. К серьезному, конечно же, увлечению, которое и затрат требует и всего прочего, но тем не менее. Я планирую выступать, по крайней мере, до 40 лет, и за это время еще чего-нибудь попытаюсь добиться в спорте. Это, может быть, и не большой срок, но, по крайней мере, я эти три года могу себе позволить выступать среди лучших профессиональных культуристов планеты.  И это, на мой взгляд, уже повод для определенной гордости за себя. 
     ЖМ: Есть такое мнение, что невозможно участвовать в профессиональных турнирах, если ты не живешь в Америке. В особенности это касается тех турниров, которые проводятся непосредственно в Штатах.  Нет у Вас в планах переехать жить в США?
     АВ: Нет, у меня этот период уже прошел давным-давно. Вот у Женьки Мишина это только начинается, он все пытается прорваться в Голливуд. А меня такие мысли посещали в начале 90-х, когда у нас в стране была разруха, и меня здесь ничего не держало. Да, были подобные мысли. Но Америка и люди, там живущие… я бы, если честно, там жить не смог. В США другие люди, другое общение, там абсолютно другой менталитет, традиции другие, и чтобы это все понимать, там нужно родиться. Я даже с эмигрантами, которые туда переехали, разговаривал, и мне многие говорили, что, в принципе, хотели бы вернуться в Россию. Там человек, по сути, одинок. Я разговаривал с одним, он говорит: «Да, вот у меня тоже есть знакомые-эмигранты, мы общаемся друг с другом». Но там настолько все завязано на «бабках», что каждый только и думает, как бы «напарить» другого, как бы заработать, какая уж тут дружба. Нет каких-то своих тусовок, общения, скажем так. 
     А вообще, правда, действительно, состоит в том, что, чтобы там выступать и что-то занимать, нужно быть американцем. Чего говорить – пока Америка доминирует в этом спорте, они будут играть по своим правилам. Они, в конце концов, этот спорт придумали. Они же придумали «Мистер Олимпия», на который все мечтают просто выйти и постоять на сцене. Даже без призов, без наград – это уже будет для спортсмена за счастье. В Европе, правда, пытаются сейчас сделать альтернативную профессиональную федерацию, проводить свои собственные турниры. Но это все ведь еще новое, и нужно, чтобы очень много времени прошло, прежде чем все это станет чем-то действительно серьезным и значимым.  
     ЖМ: Если можно, еще вопрос, относительно профи-турниров. Проводится ли на соревнованиях среди профессионалов тестирование на допинг?
     АВ: Нет. Не скажу про все турниры, но на «Ночи Чемпионов» ничего не проводилось. Да и в Венгрии, я точно знаю, допинг-тестирования не проводилось. Может быть, на Олимпии или на Арнольд Классик это и проводится, то есть на самых таких крутых турнирах. Может быть и на «Ночи» у финалистов брали пробы, но я не заметил, чтобы были какие-то там врачи или что-то подобное. 
     ЖМ: Ваши соревновательные планы на будущее? 
     АВ: Скорее всего, в новом году буду снова готовиться на весенние турниры. На «Торонто Про», «Ночь Чемпионов», Венгрию и Австрию.  В этом году многие из турниров просто отменили. 
     ЖМ: А Австралия,  Сан-Франциско, «Максимус Про», еще какие-нибудь коммерческие турниры?
     АВ: Не знаю точно, дело в том, что эти турниры слишком рано начинаются.  В апреле-марте первые старты. Даже не знаю, успею ли я подготовиться к этому времени. Да плюс к тому, еще форму в этом случае очень долго надо будет держать. Зимой мне вообще не очень нравится готовиться. В это время, как правило, то грипп, то одно, то другое. А весной у меня всегда хорошее настроение, форма весною всегда хорошо получалась. В общем, не буду далеко загадывать. Мне хочется еще хоть немного прибавить и уже с хорошими шансами выходить на сцену. 
     ЖМ: Я помню, что на последней «России» Вы выходили в более тяжелой категории, не такой, как обычно. Это было сделано специально для перехода в профи? 
     АВ: В каком-то смысле, да. Вообще, каждый спортсмен всегда мечтает прибавить, стремится к тому, чтобы прибавить. Я считаю, что этой весной у меня была наилучшая форма. Я весил где-то 96 на сцене, хотя, это, конечно, не точно – на каждом турнире вес отличается. Можно и во время перелета потерять массу. На той же «Ночи чемпионов» я весил где-то килограмм 95 или около того. А качество, я считаю, у меня было отличное. 
     ЖМ: А что насчет Ваших антропометрических данных на «Ночи» и в Венгрии?
     АВ: Рука была примерно под 50 см. Ну, может на «обезвожке» она была чуть-чуть поменьше, но не намного. Бедро, я думаю, где-то 69. Голень – 44. Талия, если не втягивать, то около 79. Больше измерений я не проводил. 
     ЖМ: Если говорить о подготовке к этим турнирам, как Вам она далась? Сложнее было, чем на любительском уровне, или, может быть, попроще? 
     АВ: Да, по большому счету, подготовка уже отработана и не важно к какому турниру ты готовишься – одно и тоже, в принципе, делаешь. Единственно, что я несколько раньше начал делать аэробику. Купил себе степпер, дома поставил и с утра, на тощак, занимался на нем, шагал по полчаса. После вечерней тренировки по полчаса велосипед крутил. Постарался пораньше сесть на диету. Аэробику в большем объеме делал. И где-то за два месяца до начала соревнований постарался отвлечься от всех проблем и заниматься только подготовкой к турниру. Все-таки – первый раз, хотелось показать себя в наилучшей форме. Я думаю, что на это турнир был смысл делать свою наилучшую форму. В любом случае, на тебя будут смотреть, тебя будут оценивать, будут составлять о тебе впечатление. И лучше, чтобы первое впечатления было положительным. Не скажу за Женьку Мишина, но Олег Макшанцев выставил форму ничуть не хуже той, которую он показал на «мире», по крайней мере, по сухости. Да и я, тоже, как мне показалось, выставил свое наилучшее качество. То есть, если говорить в общем, то по сухости мы были с ним заметны и явно бросались в глаза. И нас хоть и засудили, но мы, что ни говори, выделялись. Россию, по крайней мере, не опозорили. 
     ЖМ: Саша, вот все говорят: профи, профи. Какие-то они особенные. Вроде как и не такие уж большие, но у них какая-то «зверская» проработка, качество просто феноменальное. Если говорить про качество, про мускулатуру, то отличаются ли чем-нибудь профессионалы от любителей?
     АВ: В том то и дело, что, по большому счету, «профи» не так уж и сильно отличаются. Да, конечно, есть единицы, отдельные уникумы, которые действительно не похожи на всех остальных, но их, как я уже сказал, единицы, по пальцам можно пересчитать. Это те же Колмэн, Катлер,  которые смогли и качество сделать, и приличную мышечную массу нарастить. Но, опять же, если говорить про Катлера, он, несомненно, добавил, но пока что он не лучший. Колмэн, если брать его лучшую форму, превосходит всех атлетов, по всем показателям. Он выглядит более эффектно. Маленькая талия, выпуклые мышцы, все эти бугры на теле, все четко отделяется. Но это еще, конечно же, его негритянская генетика, обалденная просто. Причем, веса в нем, в лучшие годы, было килограмм 116, не больше.  Для примера, тот же Федоров Саня – 120. А поставь их рядом – и разница будет заметна. А основная масса атлетов «профи» – это просто хороший высокий уровень, не намного лучше, чем у наших спортсменов, таких, допустим, как Олег Макшанцев, Серега Шелестов, я. А по качеству мы их, в общем-то, уже не хуже. Да и вообще, из «профи», если говорить о качестве, можно отметить только, пожалуй, Колмэна, Дэкстера Джэксона, Дарема Чарльза, Шона Рэя. Это, если про рельеф. Ну, еще Леврон, когда захочет, тоже может сделать нормальное качество. Они – элита, эти несколько человек. А основная масса, на той же «Ночи чемпионов», ну все поголовно залитые. Кого можно было отметить по качеству, так это только Виктора Мартинеса и Павола Яблоницки. И при этом тому же Яблоницки пришлось постоять в очереди целых 10 лет, чтобы его просто начали ставить в шестерку. Это тоже объясняет отношение. Потому что он ведь не американец, все время прожил в Чехии.
     ЖМ: Саша, и если можно, пожелание всем читателям журнала и ваши впечатления от журнала. 
     АВ: Заниматься спортом, ходить в тренажерные залы и вести здоровый образ жизни, потому что только спорт нас спасет.
     Что касается журнала, я пока успел полностью прочитать первый номер, а второй только пролистал. Но могу сказать, что журнал бросается в глаза – оформление, обложка. Видно, что журнал серьезный, и люди, которые его делают, и деньги в него вложили, и хотят его развивать дальше. Думаю, что у всех кто делает журнал «Железный мир» обязательно получится сделать его еще лучше. Желаю Вам в этом удачи. 
     ЖМ: Большое спасибо за интервью.
0
Для возможности комментирования необходимо зарегистрироваться.
Если вы зарегистрированы, авторизуйтесь.