ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР

Это профиль администратора сайта www.ironworld.ru

Все вопросы и предложения по работе сайта вы можете оставить в моём форуме.
WWW-страница: http://www.ironworld.ru
ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР Всем
Статья: Дмитрий Каява - мышцы уважают шок

     Он въезжает во двор, где мы договорились встретиться, на большом и солидном, словно на заказ для него изготовленном, темно-синем внедорожнике "Ниссан". Финансово независимый и, при этом, чего-то серьезного добивающийся на подиуме культурист в наше не очень-то стабильное время и не в самом богатом Отечестве – явление достаточно редкое, но Дмитрий Коява именно к таковым многогранным личностям, похоже, и относится. На последнем Кубке Беларуси в Пинске 29-летний столичный бизнесмен поразил даже знатоков потрясающей формой, набрать которую сумел после относительно долгого отсутствия в "обойме" привычных соискателей призов и наград. Его победа в категории до 90 кг и «абсолютке» была безоговорочной.

     "Мистер Икс" с дипломом стоматолога

     «Железный мир»: Дима, у тебя достаточно редкая для атлета профессия...

Дмитрий Коява: Да, по образованию я стоматолог. Родился и учился в Гродно, отец у меня военный, по Союзу пришлось поколесить немало. В 1995 году после окончания колледжа переехал в Минск, по специальности работал три года, а теперь уже сам возглавляю фирму "Медлюкс". У нас два филиала в городе и многопрофильные направления медицинской деятельности. Это в порядке биографической справки.

     ЖМ: Говорят, до недавнего времени ты был для специалистов эдаким "мистером Икс", появившимся, как чертик из табакерки, и сумевшим перетрясти уже сложившуюся иерархию белорусского бодибилдинга?

     ДК: Как сказать. Впервые я выступил на чемпионате страны в прошлом году, очень серьезно подготовился и был настроен по-боевому, на высокий результат. И сразу выиграл турнир в категории до 80 кг – говорят, подобное мало кому с ходу удается. Конкуренция была довольно жесткой, пришлось соперничать с ребятами, прежде неоднократно становившимися и призерами, и победителями этих соревнований, принимавшими участие в первенствах континента, теми же вице-чемпионом Европы Вадимом Власовым, Димой Рамейко, Дмитрием Степаненко, Геннадием Левицким. В общем, дебют получился удачным, есть чем, наверное, гордиться. Ну а спустя три недели я уже сам выступил на ЧЕ-2002, проходившем у нас в Минске, где стал седьмым.

     ЖМ: Однако следующий чемпионат в Питере пропустил. Почему?

     ДК: Травмировал ногу, причем не на тренировке или соревнованиях, а в самой обыденной ситуации. Но, наверное, и впрямь: что ни делается – к лучшему. Я набрал больше массы и, в принципе, уже нацеливался на победу на Кубке в абсолютной категории.

     ЖМ: Повреждение было серьезным?

     ДК: Трещина кости на стопе. Я еще пытался успеть подготовиться к чемпионату Европы, уже на пятый день сам снял себе гипс и пошел в тренажерный зал, а спустя десять дней со сломанной ногой приседал. Ребята откровенно крутили пальцем у виска, дескать, успокойся, никому такой героизм не нужен. Я отмахивался и продолжал тренироваться. Правда, в Питер не успел все равно.

     ЖМ: Чисто спортивные травмы тебе знакомы?

     ДК: В очень умеренной дозе, как и всем. Небольшие растяжения, не более того. Я просто очень серьезно отношусь к соревнованиям, не могу, подобно некоторым, выйти, постоять, попозировать и довольствоваться местом, которое в итоге займу. Наверное, можно было на «Европу» съездить и в этот раз, но уж коль браться за дело, значит, добиваться чего-то.

     ЖМ: Познания в медицине помогают лучше разбираться в специфических аспектах телостроительства?

     ДК: Думаю, что по отношению к остальным ребятам это где-то даже мой козырь. Я знаю препараты, спортивные пищевые добавки, как они влияют на организм в целом, их побочное действие, которого, естественно, будучи медиком, стараюсь избегать. То же самое в отношении правильного питания и образа жизни.

     ЖМ: Что касается препаратов и добавок: есть у тебя фирменные секреты, помогающие эффективнее, скажем, наращивать мышечную массу и прорабатывать мускулатуру?

     ДК: Вопрос, на который однозначно и не ответишь... Как пишут многие (и я сам к этому склоняюсь): хочешь быть массивнее – надо есть больше, больше и еще раз больше.

     Первый класс: подтянулся десять раз

     ЖМ: Больше, извини, чего?

     ДК: Ну естественно, питание должно быть рациональным, а соотношение белков, жиров и углеводов – стабильным. Если этими принципами пренебрегать, масса будет расти просто за счет жировой прослойки.

     ЖМ: А как насчет фармакологии?

     ДК: Сейчас все специализированные журналы буквально пестрят статьями или рекомендациями, рекламируя какую-то продукцию и свои пристрастия, разрешенную или запрещенную фармакологию. Я с удовольствием бы тоже поговорил на эту тему, но в двух словах обо всем не расскажешь, а отделываться общими рассуждениями не хотелось бы.

     ЖМ: Кажется, сейчас даже самые яростные его противники признают, что без допинга современный спорт просто представить невозможно...

     ДК: На Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити, по-моему, даже аспирин признавали допингом. К запрещенным можно при желании причислить любой препарат, принимаемый не только в бодибилдинге, но едва ли не в каждом виде спорта, глупо было бы это отрицать.

     ЖМ: Как ты вообще пришел в бодибилдинг?

     ДК: Я начал заниматься достаточно давно, сразу после школы, может, чуть раньше. Как и многие, заглянул в тренажерный зал, понравилось, стал ходить. Это был конец 80-х годов, когда наш вид спорта еще ютился в подвалах. Видел крепких, мускулистых ребят, фотографии Шварценеггера, конечно, хотелось стать таким же. Великий Арнольд не меня одного в то время вдохновлял, спасибо ему огромное. Наверное, какие-то задатки у меня имелись от природы. Или, скорее, от папы. Хотя я никогда не был огромным или даже большим, однако помню, что в первом классе подтянулся десять раз, и учитель физкультуры сразу записал меня в спортивную секцию.

     ЖМ: В школе, надо думать, со спортом дружил?

     ДК: Любил играть в футбол, посещал секцию. В последних, старших, классах увлекся таэквондо, тоже вроде неплохо получалось. а когда увидел после окончания школы, что занятия бодибилдингом дают очень большой эффект, полностью переключился на него. Тем паче, что появилось свободное время, а с ним и возможность тренироваться целенаправленно.

     ЖМ: У тебя хорошая генетика?

     ДК: В принципе, да. Мои мышцы легко прогрессируют. Просто иногда сам ленюсь. А так, думаю, наследство мне от папы досталось хорошее. Иногда смотрю на его фотографию – в молодости он был довольно-таки крепким и сухим мужчиной.

     ЖМ: Когда ты понял, что культуризм стал для тебя чем-то большим, нежели просто увлечение, и требуется предельная самоотдача?

     ДК: Я много поездил по соревнованиям, проходившим в республике, в качестве зрителя, мои друзья в них принимали участие. Но как-то раз в наш зал пришел парень, занявший на чемпионате первое место. Причем я сам был этому свидетелем. Посмотрел на него, мысленно сравнил наши фигуры и подумал: а почему бы и мне не попробовать? Хотя к тому времени не готовился, конечно, так, как он.

     ЖМ: А как готовишься сейчас?

     ДК: В межсезонье хожу в зал четыре раза в неделю. За два месяца до соревнований перехожу на ежедневные тренировки, а за пять недель – качаюсь дважды в день плюс одна или две аэробные сессии.

     ЖМ: При таком ритме жизни времени на все остальное остается, похоже, до крайности мало?

     ДК: Все стараюсь подстроить под тренировочный процесс, время расписано по минутам. Нужно встать, успеть поесть, отдохнуть и так далее, чтобы соответственно на «все сто» выложиться на тренировке. Если она проходит неудачно, вплоть до следующей хожу с плохим настроением. Стараюсь, конечно, чтобы такого не было, и в последнее время, вроде бы, получается.

     Классика полезнее «Раммштайна»

     ЖМ: Удалось ли выложиться, отдать все силы до донышка – вот главный критерий эффективности тренировки?

     ДК: Да. Стараюсь на тренировке даже ни с кем не разговаривать. После этого – пожалуйста, хоть полчаса, хоть час.

     ЖМ: А музыка тебе не мешает?

     ДК: Нет, наоборот. Даже часто спорим с тренером, я его прошу погромче сделать, а он сопротивляется.

     ЖМ: Она должна быть «забойной», типа «Раммштайна»?

     ДК: Это как кому подходит. Я, например, не очень люблю «Раммштайн», а некоторым нравится. Кого-то вдохновляет классика. Мне, кстати, кажется, что в классической музыке гораздо больше содержится энергетики, чем в каком-то пустом трэше.

     ЖМ: А у тебя есть любимые мелодии, способствующие подъему боевого духа и работоспособности?

     ДК: Все зависит от настроения. Иногда могу и под русскую попсу заниматься, а порой хочется чего-нибудь потяжелее.

     ЖМ: Скажи, ты свои силовые показатели отслеживаешь?

     ДК: Раньше – да, мне было интересно побольше поднять или присесть. Сейчас это уже не так важно. Вернее, может, я неточно выразился: это не самоцель. Хотя, разумеется, показатели знаю. В жиме лежа у меня было 200 кг, в приседании – 230 в 6-8 повторениях. Но опять же многое зависит от настроения. Могу на одной тренировке работать с тяжелыми весами, так, что кости трещат, а на следующей взять легкие гантели, и мне будет гораздо тяжелее заниматься, чем накануне. Стремлюсь каждый раз выложиться на все сто, не оставляя ничего на потом.

     ЖМ: А в зале придерживаешься жестко заданной схемы, комплекса с заранее расписанными подходами и повторениями или импровизируешь?

     ДК: Конечно, приходя в зал, я знаю, что сегодня буду делать упражнения для груди, а не, скажем, для ног. Но на каждой тренировке я стараюсь, скажем так, шокировать мышцу непредсказуемостью. Чтобы она не знала, что ее ждет. Мышцам нужно разнообразие – это самый большой стимул для роста.

     ЖМ: Это понимание пришло с опытом?

     ДК: Раньше об этом я читал еще в "Энциклопедии" Шварценеггера. А потом проверил на себе, и это действительно работает лучше всего. Интуиция играет важную роль. То есть, если я прихожу в зал и вижу, что тяжелая тренировка, которая была намечена, стопорится, без колебаний могу заменить веса более легкими и с ними сделаю нужный объем работы.

     ЖМ: Есть звезда культуризма – выдающийся спортсмен, на которого ты стремишься или просто хотешь быть похожим?

     ДК: Мне очень нравятся Кевин Леврон и Шон Рей. И, разумеется, Шварценеггер. Конечно, его показатели далеки от совершенства, от показателей нынешних звезд, но все равно я считаю Арнольда не одним из великих, а самым великим культуристом планеты.

     ЖМ: Как Пеле в футболе?

     ДК: Пожалуй. Кстати, Пеле я тоже очень люблю.

     ЖМ: Футбол еще не забыл?

     ДК: Нет, нравится по-прежнему. Сам, конечно, уже не играю, чтобы избежать ненужных травм. Но смотрю с удовольствием.

     ЖМ: И за кого болеешь?

     ДК: В основном, тоже за звезд, тех, кто показывает красивую игру. О Беларуси даже говорить не буду. За Россию, потерявшую важные очки в матчах с не самыми сильными соперниками, было обидно. А так нравятся Бразилия, Италия, "Интер", "Милан".

     ЖМ: Появляясь на улице, ты замечаешь устремленные на тебя любопытные или одобрительные взгляды?

     ДК: Да, случается, и иногда это, признаться, раздражает. Мне очень понравилось интервью "Железному миру" Сергея Дмитриева. Читал его и видел, что точно так же отвечал бы на все вопросы. В том числе и об одежде, которая больше скрадывает мускулатуру, все эти бугры и выпуклости, чем, наоборот, подчеркивает.

     Бодибилдинг forever!

     ЖМ: Если тебе хочется почитать, а времени хронически не хватает, что предпочтешь: специализированную литературу по телостроительству или художественную?

     ДК: Наверное, специализированную. Стараюсь не пропускать ничего из того, что попадается. Особенно российские журналы. Западные, типа "Сила и красота", где рассказывается о зарубежных звездах и методиках, рассчитанных на начинающих, давно перестал покупать.

     ЖМ: Бывает, что, ознакомившись с каким-нибудь материалом, хочется воскликнуть: "Эврика! Именно это мне и нужно!"?

     ДК: Да, бывает. И если я подобное нахожу, очень радуюсь: значит, еще что-то смогу в себе изменить и перестроить.

     ЖМ: Что считаешь своими главными козырями и над чем еще нужно поработать?

     ДК: Руки всегда считались моей сильной стороной, как бы приоритетом. Я их даже не очень усердно тренирую, они откликаются на любые нагрузки и растут интенсивно. В межсезонье я, к примеру, вообще делаю одно упражнение для бицепса в неделю. Что касается недостатков, хотелось бы немножко увеличить спину в объеме и толщине, да и ноги тоже.

     ЖМ: Твоя финансовая обеспеченность дает тебе какие-то преимущества?

     ДК: Конечно, дает. Могу себе позволить, например, какие-то не самые дешевые пищевые добавки, которые у нас не производятся, а завозятся из-за рубежа. Качество у них другое, и стоят, естественно, подороже. Хотя я знаю ребят, которые и по сей день готовятся буквально за копейки. Когда мой друг Сергей Мелешко рассказывает, во что обошлась его подготовка к соревнованиям в России, ему никто не верит.

     ЖМ: Получается, было бы желание?

     ДК: Да, главное все-таки – поставить перед собой цель и добиваться ее. Опять же процитирую Арнольда: стать чемпионом очень просто, достаточно поверить в это и очень этого захотеть.

     ЖМ: А ты стремишься стать чемпионом мира или Европы?

     ДК: Конечно, хотелось бы, но в первую очередь стараюсь ставить не самые высокие, а близкие цели и продвигаться вперед шаг за шагом.

     ЖМ: И какая ближайшая цель?

     ДК: Попасть на чемпионат мира следующей осенью и занять там место, которого буду заслуживать.

     ЖМ: Из двух основных для тебя занятий – бизнес и бодибилдинг – какое-то считаешь более важным?

     ДК: Я понимаю, что бодибилдингом не заработаешь много денег, и все-таки предпочтение, наверное, отдаю ему. Это и образ жизни, и стиль жизни, и так далее. Кто знает, может, через год я буду думать совсем по-другому и посмеюсь над сказанным выше. Но последние несколько лет, задавая себе подобный вопрос, отвечаю на него именно так.

     ЖМ: Профессионалом тебе хотелось бы стать?

     ДК: Зарабатывать мышцами себе на жизнь? Думаю, нет. Есть много других способов, менее трудоемких. Профессиональный бодибилдинг – тяжелый труд. Нужно постоянно, круглый год, держать себя в форме, сидеть на жесткой диете, во всем себе отказывать. Это постоянные выступления, семинары, гостевые позирования. Естественно, я не против того, чтобы мне за любимое занятие еще и платили. Но чистым «профи» быть не хочу.

     ЖМ: Можешь представить, что когда-нибудь перестанешь тягать железо?

     ДК: Меня спрашивали об этом и десять лет назад, и я уже тогда знал, что заниматься хочу всю жизнь. Пусть не шесть раз в неделю, а один-два или еще реже, но буду ходить в зал обязательно.

0
Для возможности комментирования необходимо зарегистрироваться.
Если вы зарегистрированы, авторизуйтесь.