• Сейчас на сайте

ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР

Это профиль администратора сайта www.ironworld.ru

Все вопросы и предложения по работе сайта вы можете оставить в моём форуме.
WWW-страница: http://www.ironworld.ru
ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР Всем
Статья: Александр Вишневский: Что значит быть профессионалом

До недавнего времени российский бодибилдинг не мог похвастаться обилием атлетов, носящих гордое имя «профессионал» – лишь Сергей Шелестов неизменно фигурировал в первой сотне рейтинга «профи». И вот совсем недавно сразу три российских атлета – Александр Вишневский, Олег Макшанцев и Евгений Мишин – получили вожделенную профи-карту, а с ней и пропуск на профессиональные Гран-при – самые престижные турниры в бодибилдинге. А в этом году к ним присоединился и еще один спортсмен – Александр Федоров.

Жизнь профессионалов бодибилдинга до некоторой степени окутана покровом тайны – подавляющее большинство поклонников этого вида спорта у нас в стране не имеют возможности видеть профи-турниры вживую (даже Гран-при России, восстановленный в календаре в прошлом году – вследствие астрономических цен на билеты), довольствуясь лишь репортажами в прессе да редкими видеокассетами. Тем ценнее взгляд на эту жизнь, что называется, изнутри. О прошедших этим летом профессиональных турнирах, о профессиональных атлетах, о том, что значит быть профессионалом, мы попросили рассказать Александра ВИШНЕВСКОГО.

 

Саша, для начала расскажи, что же, собственно произошло на «Ночи чемпионов», ведь ваше с Женей Мишиным выступление там нельзя, при всем желании, назвать успешным?

Александр Вишневский: Ну, провальным я бы его тоже не назвал, хотя со стороны может показаться именно так. А произошло вот что. Для начала во время процедуры жеребьевки, получения номеров, о нас с Женей просто забыли! Забыли и еще одного европейского атлета. Немудрено – американцев интересуют лишь американцы. Потом кое-как разобрались и дали нам последние номера. На сцене мы стояли в самом углу, и вызывали нас для сравнения в последнюю очередь. И это при сорока девяти участниках – судьи к концу сравнений уже просто уставали смотреть на сцену! Да и чего смотреть-то, если на сцене неизвестные им спортсмены, лишь во второй раз попавшие в США. На американских Гран-при, а на «Ночи чемпионов» в особенности судейство очень предвзятое: в первую очередь – американские атлеты, все остальные – только после них. На «нераскрученных» спортсменов внимания вообще не обращают. Даже к европейским атлетам отношение предвзятое, мой хороший друг – англичанин Эдди Эббью – жаловался, что ему эта предвзятость надоела и в США он больше ни ногой.

Комментарий Общеизвестно, что американцы любят лишь себя. И видят лишь себя, иногда «в упор» не замечая «инородцев». В профессиональных соревнованиях, проходящих под эгидой IFBB в США, такое отношение приняло гипертрофированную форму – «чужак» может пробиться в элиту только в том случае, если он долгое время живет в США. Иногда создается впечатление, что IFBB – федерация, которая была создана американцами для американцев, остальным в ней уготована лишь роль изгоев. На соревнованиях неизвестному атлету нужно быть на голову сильнее соперников, чтобы судьи удостоили его своим вниманием. Но даже тотальное превосходство – не гарантия победы. От такого отношения страдают в очень большой степени английские и немецкие атлеты (в Германии очень много просто высококлассных атлетов, знаю это не понаслышке, но в США они предпочитают не соваться, а многие и вовсе предпочитают NABBA). Что уж говорить о «каких-то» россиянах, нелюбовь к которым у американцев, кажется, заложена на генетическом уровне.

Но тот же Дэррем Чарлз – тринидадец, да и Яблоницки живет не в США. Но оба они – в пятерке. А на нынешнем турнире в число восемнадцати лучших попали и еще несколько европейских атлетов – Ронни Роккель, Эд Ван Амстердам…

АВ: Дэррем Чарлз прошел длинный путь, прежде, чем его стали замечать, да и Яблоницки участвовал уже более, чем в десяти турнирах в Нью-Йорке. Чех вообще считается чем-то вроде талисмана «Ночи». Что касается других европейцев, то мне доводилось слышать, что на каждом американском турнире существует что-то вроде «квоты» на европейцев – чтобы они не чувствовали себя обделенными. Но для того, чтобы попасть в такую «квоту», надо выстоять длинную очередь. Очевидно, наша очередь еще не подошла.

Комментарий. Действительно, такая «квота» существует – на каждом турнире в финале 1-2 места, как правило, далеко не первых, отводят европейцам. Причем, «определяют» на эти места спортсменов, скорее, по политическим соображениям, а не по спортивной форме. Что касается все того же Дэррема Чарлза, то он начал свою профессиональную карьеру еще в 1992 году, но на «Ночи чемпионов» пробился в финальную пятерку лишь два года назад, а первая победа на профессиональном Гран-при пришла к нему только в прошлом году.

АВ: На самом деле форма в Нью-Йорке не имела практически никакого значения, просто необъяснимо попадание в число восемнадцати лучших таких спортсменов, как Эд Ван Амстердам, Насер Эль Сонбатти, напоминавший скорее какую-то древнюю развалину, чем спортсмена, Хайко Калльбах, которого я обошел в Венгрии, Майк Моррис. А Джордж Фарах, пребывавший просто в ужасной форме, даже боролся за выход в финал! Уму непостижимо…

Как ты оцениваешь свою форму и форму Жени Мишина на турнире?

АВ: Что касается Жени, то он добился значительного прогресса в наборе массы, но в Нью-Йорке она была еще сыроватой, «точеного» рельефа не было. Но не заметить Женю было просто невозможно. Что касается меня, то я считаю, что был практически в оптимальной форме – хотя килограмм-другой потерял во время перелета и адаптации. Вообще в США выступать европейцу тяжело еще и из-за длительных перелетов (это еще хорошо, что «Ночь чемпионов» проходит в Нью-Йорке, на Восточном побережье, а если бы нужно было добираться до Западного?) да сложностей с адаптацией, сменой часовых поясов. В Венгрии я выглядел несколько лучше, посмотри хотя бы на фотографии, сделанные перед венгерским Гран-при.

Комментарий. В США Саша весил 97 кг, практически столько же, сколько и Дэррем Чарлз. При этом стоит помнить, что Сашин рост составляет 171 см, тогда как тринидадец на 7 сантиметров выше. Да и остальные параметры россиянина впечатляют: рука – 50 см, бедро – 69 см, голень – 44 см, талия – 78 см.

АВ: Вообще-то на пик моей формы должен был прийтись на турнир в Торонто, там была реальная возможность попасть в финальную пятерку. Посуди сам – в Венгрии я обошел Хайко Калльбаха, а в Торонто немец занял шестое место. Да и ставшего просто каким-то «корявым» Этвуда можно было обыгрывать. Но… видно, не судьба. На тренировке за несколько дней до турнира я серьезно повредил голень и о выступлении можно было забыть.

Как ты оцениваешь организацию турнира в Нью-Йорке?

АВ: Как просто ужасную. О «забывчивости» организаторов я уже сказал. Во время всего турнира царила какая-то суматоха. Сцена театра в Нью-Йорке маленькая, мало приспособленная для того, чтобы разместить на ней одновременно 50 человек. Судьи – в запарке, о большинстве атлетов попросту никто не вспоминал, о нас с Женей, стоявших в самом углу – и подавно. Регламент турнира изменили – на этот раз отбирали только 18 атлетов вместо 24-х, как было в прошлом году, но никто об этом не удосужился сообщить. Возможно, если бы не это изменение, то и мы бы были «с местами».

Расскажи, пожалуйста, немного о венгерском Гран-при.

АВ: В Дебрецене, где на этот раз проходил Гран-при Венгрии, все было организовано на порядок лучше, чем в Нью-Йорке. Все очень четко – только в начале была некоторая неразбериха. В итоге получилось настоящее шоу, праздник для зрителей. Я несколько улучшил форму по сравнению с «Ночью чемпионов», вес составлял уже полновесных 98 кг, в результате я обошел Эда Ван Амстердама и Хайко Калльбаха, которые заняли в Нью-Йорке 13 и 15 места соответственно. Десятое место этого года – на одну ступеньку выше прошлогоднего результата.

Вообще судьи в Европе подходят к оценке атлетов более объективно. Хотя и здесь на первые роли стараются выдвинуть, в основном, своих. Американцев, наверное, в отместку за предвзятое отношение к европейцам в США стараются «оттереть» с лидирующих позиций. В Венгрии Дэррем Чарлз был явно лучшим, но его поставили на второе место, а Мэлвина Энтони – и вовсе на четвертое. Первое и третье места отдали представителям Центральной Европы.

Несколько слов о соперниках по профессиональному подиуму – насколько они отличаются от бодибилдеров-любителей?

АВ: Такие же люди, со своими достоинствами и недостатками. Я бы не сказал, что уровень профессиональных Гран-при выше, чем уровень любительских чемпионатов мира (исключение – «Мистер «Олимпия»»), много совсем «непонятных» людей сюда приезжает, в такой форме, что даже на чемпионате России им ничего бы не светило. Топ-атлеты, вроде Дэррема Чарлза или Мэлвина Энтони – другое дело, но их не так уж и много, массу составляют вполне обычные люди.

Что касается общения, то, как правило, даже самые «крутые» профессионалы – открытые ребята, без заносчивости, «звездной болезни». Бывают, впрочем, и исключения.

Что планируешь делать дальше?

АВ: Вообще-то для меня участие в профессиональных турнирах – что-то вроде хобби. Это как завершающий этап, пик карьеры – попробовать свои силы в состязании с сильнейшими атлетами. Денег я на этом не зарабатываю, только трачу. В следующем году думаю отказаться от участия в турнирах на территории США и Канады – нет особого смысла, да и по деньгам достаточно накладно. Буду участвовать в осенних Гран-при в Европе, думаю, там шансов пробиться будет значительно больше. Пока что отдыхаю, занимаюсь личными делами. Готовиться к осенним стартам начну будущей весной.

Неужели профессионалу невозможно заработать на своем имени?

АВ: Выходит, что так.

Комментарий. Основной заработок профессиональных атлетов в США составляют, естественно, не призовые деньги за высокие места на турнирах. Их доход состоит из трех основных составляющих – денег за гостевое позирование, поступлений от рекламных контрактов и доходов от участия в семинарах. Есть еще и другие статьи доходов – продажа фотографий, сувенирной продукции и т.д., но три вышеперечисленные – основные. Говорить о рекламных контрактах у нас в стране немного смешно – хорошо, если компания, занимающаяся спортивным питанием, рассчитается со спортсменом своей продукцией. Гостевое позирование. В США открытие тренажерного зала или даже объекта, никак не связанного со спортом, сопровождается показательным выступлением одного-двух профессиональных атлетов. И платят им деньги весьма немалые, куда большие, нежели те 50-100 долларов, которые в лучшем случае за подобное выступление получит спортсмен у нас в стране. Семинары – вообще отдельная тема. Хочется задать вопрос: неужели никого не интересует опыт профессионалов, которых у нас не так уж и много? Неужели за эксклюзивные знания жалко денег – ведь их будет потрачено значительно больше на неумелые эксперименты в тренажерном зале и услуги непрофессиональных тренеров?

Есть ли у наших атлетов шансы добиться успеха на профессиональном подиуме?

АВ: Сложно сказать, успех здесь зависит от многих составляющих, далеко не последнюю роль играет финансовая поддержка. Неизменное условие успеха в тех же США – появляться на страницах журналов, посвященных бодибилдингу, а для этого нужно иметь контракт с какой-нибудь солидной компанией. Даже просто жить в США, как сейчас живет Женя Мишин, недостаточно, тебя знает лишь узкий круг людей, а широкой публике, судьям ты все так же будешь неизвестен. Вот сейчас у Саши Федорова появилась подвижка в этом направлении – им заинтересовалась компания Universal, его даже пригласили на съемки в США, но их пришлось отложить из-за операции на грудной мышце. Но такой контракт, путь на первых порах и скромный в финансовом отношении – уже неплохой шанс пробиться.

После «Ночи чемпионов» нас пригласили на бодибилдерскую вечеринку, на которой присутствовал прославленный Крис Диккерсон. Мы разговорились с ним и попросили оценить наши шансы на турнирах в США. Так вот Крис сказал, что со спортивной формой у нас все в порядке – и масса есть, и рельеф, и пропорции хороши. Чего нам не хватает, так это умения подать себя.

Комментарий. Думается, Крис Диккерсон имел в виду не только умение подать себя перед судьями или умения понравиться публике – этого нашим ребятам не занимать – но и умение заявить о себе на рынке. Вообще-то, уметь продавать себя спортсмен не должен – для этого существуют промоутеры, знающие все входы и выходы в мире спорта, в данном случае – бодибилдинга. Редкий профессионал обходится без услуг промоутеров, нашим же ребятам и своей «раскруткой» приходится заниматься самим.

Что ж, хочется пожелать, чтобы в будущем году уже не было таких казусов, как в этом, чтобы тебя заметили и оценили по достоинству. Такая высокая оценка – только на пользу всему российскому бодибилдингу. Спасибо за беседу и успехов в профессиональной карьере.

Спасибо.

0
Для возможности комментирования необходимо зарегистрироваться.
Если вы зарегистрированы, авторизуйтесь.