ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР

Это профиль администратора сайта www.ironworld.ru

Все вопросы и предложения по работе сайта вы можете оставить в моём форуме.
WWW-страница: http://www.ironworld.ru
ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР Всем
Статья: ПАУЭРЛИФТИНГ – МОЯ ЖИЗНЬ.

Однажды, разговаривая с Юрием Устиновым в сети Интернет, я в шутку спросил: «Опубликует ли когда-нибудь какой-либо журнал интервью с президентом WPO/WPC России Устиновым?» К моему удивлению, никто желания побеседовать с ним не изъявлял. А я решил воспользоваться выпавшим мне шансом.

 

Давай начнем с самого начала: когда, где родился, кто мать, отец, есть ли братья, сестры?

Родиться имел я честь в городе-герое Новороссийске. Это небольшой портовый город на Черном море. Очень теплый климат, правда, «разбавляемый» зимними норд-остами – сильнейшими ветрами северо-восточного направления.

Мои родители – простые рабочие люди. Отец, Владимир Николаевич, работал водителем троллейбуса. В юности он также занимался спортом – метал молот, и это у него очень неплохо получалось. Постоянно принимал участие в различных соревнованиях. К сожалению, совсем недавно его не стало. Мать, Ирина Павловна, тоже в юности была спортсменкой, увлекалась легкой атлетикой. А вот дедушка занимался штангой, был чемпионом Черноморского флота по тяжелой атлетике. Интереснейшей судьбы был человек. В 27 лет он уже командовал подводной лодкой «Щука» и беспощадно громил немцев во время Великой Отечественной войны. Дожив до глубокой старости, он никогда не расставался со спортом и даже в день своей кончины, в возрасте восьмидесяти лет, умудрился проделать полуторачасовую зарядку, в которую входили подъемы шестнадцатикилограммовых гирь! Так что любовь к спорту у меня в крови, и я просто не мог не стать спортсменом.

Расскажи о своем детстве, о школьных годах, о своих увлечениях.

Сложно рассказывать, так как в разное время своего детства я был разным. Учился хорошо, пока не стал заниматься спортом. В 6 лет меня увлек парусный спорт, с 12 лет стал обращать внимание на легкую атлетику и гандбол. Про увлечения можно говорить долго. Любил читать – перечитал уйму различных книг. Увлекался и фотографией, и музыкой. Мне кажется, многие проходят через этот ворох увлечений в подростковом возрасте, когда хочется попробовать свои силы буквально во всем.

Но с 13 лет, когда я пришел в зал тяжелой атлетики (по совету отца) к тренеру Осману Умеровичу Датлы, я посвятил себя «железу». Сначала я очень хотел накачать себе просто огромные бицепсы. Но Осман Умерович заставил меня заниматься тяжелой атлетикой. Для своего возраста я был неплохо развит. Так, на первой тренировке я осилил в приседе 60 кг на 6 повторов. Ноги, правда, потом болели жутко. К сожалению, мне не нравилась тяжелая атлетика, из-за этого я частенько филонил на тренировках, чем сильно огорчал тренера. Про троеборье мы тогда ничего не знали. Хотя помню, зимой 1988 года мужички устроили в зале «прикидку» в тяге – кто больше. Я смотрел-смотрел и присоединился. Так получилось, что тогда я поднял больше всех – 190 кг при собственном весе 65 кг. Мне не было еще и четырнадцати. Тогда я и не подозревал, что выполнял тягу. Думал, просто поднимаем штангу – кто больше. Но в итоге тяжелую атлетику я оставил в пользу пауэрлифтинга. После того, как Осман Умерович скончался, я продолжал тренироваться у его сына – Руслана Датлы. Я очень благодарен Руслану за все то, что он для меня сделал. Мое становление как спортсмена прошло во многом благодаря его вниманию и настойчивости.

190 кг в тяге? В 13 лет? Очень внушительный результат! Может быть, у тебя была непроизвольная проходка в жиме и тяге? Какой вес покорился?

Нет, непроизвольных проходок больше не было. Первые свои максимумы я показал на первых соревнованиях в 1989 году. Присед – 147,5 кг, жим лежа – 115 кг, тяга – 185 кг. Весил я уже 71 кг, и было мне 14 лет. Естественно, что про экипировку в те времена у нас никто ничего не знал.

 Когда впервые услышал про троеборье? Как на новое увлечение отреагировал твой тренер? Обычно тяжелоатлеты не очень «лифтеров» жалуют, обзывая их домкратами...

У нас в зале висел плакат с нормативами по троеборью. Нормативы, как помню, были немалыми, видимо, какая-то старая редакция. Я спросил, а что это за спорт такой? Мне объяснили. Вот так и познакомился. Сначала выступал на соревнованиях как по тяжелой атлетике, так и по троеборью. Осман Умерович положительно смотрел на мое увлечение, хотя прекрасно понимал, что они идут во вред занятиям тяжелой атлетикой. Но у меня такой характер – если что-то вбил себе в голову, разубедить меня будет трудно. Так я плавно и перешел в пауэрлифтинг.

Помня твои результаты в 14 лет, могу предположить, что и МС, а затем и МСМК ты выполнил достаточно быстро.

Не стоить принимать мою акселерацию за особую предрасположенность к силовым занятиям. Норматив мастера спорта я выполнил официально в 1994 году на зональном первенстве России в Калуге, а МСМК – в 1999 году в Рыбинске на Кубке России.

Что для тебя спорт: хобби или нечто большее?

Пауэрлифтинг для меня – это моя жизнь. Не больше, и не меньше. Если для кого-то он и хобби, которое можно запросто забросить либо увлечься чем-то другим, то для меня это то, вокруг чего строится вся моя жизнь.

Я слышал, что ты рано пошел работать. С чем это связано? Где сейчас трудишься?

Работать, точнее, подрабатывать, я начал с 14 лет, чтобы у родителей на шее не сидеть, хотя они меня всегда выручали и поддерживали. Времена были такие (1989-1990 гг.), жить было туго, вот и пытался заработать себе на питание. Сейчас  я уже почти 10 лет  работаю специалистом по таможенному оформлению в ОАО «Новороссийский морской торговый порт». Работой своей доволен – она, можно сказать, творческая. Хотя бывает, что работаю без выходных и круглосуточно – если грузооборот большой. Правда, в последнее время Федерация требует все больше и больше времени. Признаюсь, уже посещают мысли оставить работу ради любимого дела, но пока еще справляюсь.

Легко ли тебе давался одновременный рост, как в спортивном плане, так и в качестве специалиста на твоем производстве?

Я стараюсь объять необъятное – успеть все. Иногда получается. Вообще, я считаю, что любой спортсмен, даже самого высокого уровня, вполне спокойно может и работать, и тренироваться. Поэтому нытье, как готовиться к соревнованиям, если работаешь, можно смело отбросить. У нас в городе есть парень – Денис Подгорный. Он трудится сварщиком на цементном заводе в цехе помола. Это, я вам скажу, ужасное место – настоящий ад. И ничего, парень выполнил норматив МС, сейчас идет на МСМК. Главное – хотеть заниматься, а не искать причины, чтобы бросить тренировки.

С твоим основным рабочим местом мы определились. Как насчет «Мира силы»? Журнал требует к себе много внимания для того, чтобы все было на высоком уровне…

К сожалению, пока что на спорт я больше трачу собственных средств, чем получаю от него. Поэтому приходится как-то зарабатывать себе на жизнь. Вот и трудимся на благо становления экономики Родины в порту. Журнал – тоже важная часть моих трудов. Стараюсь, чтобы он был разносторонний и интересный. В работе над материалами для «Мира силы» мне помогают очень многие люди. Среди них Лев Шпринц, Жанна Иванова, Евгений Кондрашев, Андрей Бутенко и многие, многие другие, за что им огромное спасибо. Также спасибо Косте Осьмаку и фирме «Флекс» за то, что они, несмотря ни на что, продолжают издавать этот журнал.

Раньше ты вел рубрику powerlifting в «Железном мире». Сейчас ты с этим журналом не сотрудничаешь. Что послужило причиной твоего ухода оттуда?

 Во-первых – это банальная нехватка времени. Я не могу клонироваться, к сожалению. И когда встал выбор, в каком журнале остаться, я решил, что это будет «Мир силы», как более независимый. И еще один факт, по причине которого я ушел из «Железного мира». Для меня это была неприятная ситуация: в рубрику, которую вел я, руководство решило вставить материал, не дав мне с ним ознакомиться. Я понимаю – это их право, это их журнал. Но есть и мое право – работать в тех условиях, которые мне больше нравятся. Вот мы и расстались, хотя руководство журнала я уважаю и всячески им благодарен: они всегда и везде выручали меня, быть может, выручат и в будущем.

Давай поговорим про WPC/WPO России. Я более чем уверен, что Федерация отнимает много времени, сил и средств. Насколько я помню, ты этим занимаешься, так же как и журналом, на общественных началах, в ущерб своим материальным интересам...

Да, именно так. Вообще-то мне помогают очень многие люди, но я стараюсь их привлекать только тогда, когда помощь просто крайне необходима – выезды на соревнования, например. А до тех пор работаю сам. Правда, огромную помощь мне оказывает моя жена – Наталия Эрхан. Мы вместе уже около четырех лет. Про нас можно целый сериал снимать, так как жили мы в разных странах. Познакомились случайно в Интернете. В общем, это отдельная долгая история с хорошим концом. Сейчас Наташа – сама действующая спортсменка. Причем, раньше она никогда силовыми видами спорта не увлекалась – просто талант. И это закономерно: невозможно жить рядом с таким одержимым спортом человеком, как я, и не стать спортсменом. Среди ее достижений – Кубок России плюс три новых рекорда страны, звание чемпионки мира. Специализируется в пауэрлифтинге она всего полгода, до этого просто «качалась» в течение года. Лучшие результаты по движениям: 170 кг – присед, около 100 кг – жим лежа и 170 кг – тяга. Весовая категория – до 67,5 кг. Кстати, именно она в свое время заставила меня поверить в свои силы, в то, что я смогу все это потянуть. За что я ей очень благодарен.

С выездами на соревнования, да и не только с ними, всегда готов протянуть руку помощи мой большой друг из Москвы Артем Кузьмин. Открыть федерацию, точнее воплотить мои идеи, витавшие в воздухе, мне помог Вадим Годлевский и редакция журнала «Железный мир». Юридическое обеспечение и многие другие дела успешно ведет Николай Виткевич, за что ему большое человеческое спасибо. Также не могу не вспомнить Павла Лукашина, администратора нашего сайта www.wpc-wpo.ru и просто моего хорошего друга. Дел очень много, особенно во время подготовки к выездам, турнирам. В такие периоды сплю практически по 4-5 часов в сутки.

Уже сейчас Федерация «обрастает» единомышленниками. Мощную поддержку мы нашли в городе Волжский в лице Олега Козырева, также помогают нам в городах Минеральные Воды и Тольятти. Так, за год существования Федерации в нее влилось более 20 регионов. Кстати, хочу отметить, что обычно все люди, имеющие отношение к нашей организации – действующие спортсмены. На мой взгляд, это очень важно. Не обязательно показывать сверхрезультат, но ты сам должен знать, чего стоит каждый килограмм, поднятый атлетом. Вот так и строимся. Организация наращивает мускулы, «обрастая» новыми единомышленниками. Мы уже успели провести и чемпионат, и Кубок России. На очереди второй чемпионат. Мы молоды и динамичны, у нас своя эстетика, у нас нет лжи и лицемерия. Я сам лично всегда готов выйти на помост, чтобы поднимать килограммы  вместе с ребятами. У нас нет официоза – я со всеми на «ты».

Расскажи, пожалуйста, о структуре WPC России.

Региональная структура у нас только складывается. Хотя думаю, что на этом чемпионате мы окончательно организуемся. Как я уже говорил, у нас  есть представители в 20 регионах нашей страны. Мало того, между ними уже началась конкуренция. Так, уже поступило много заявок на право проведения чемпионата и Кубка России в 2005 году. Это радует. Смело могу сказать, что спортсмен, хотя бы единожды выступивший по WPC, не останется равнодушным к дружеской атмосфере соревнований. Никакой нервотрепки. Правда, иногда существуют перегибы в судействе – но обычно они идут в пользу спортсмена. Так что «лифтерам» WPC грех жаловаться на судейство.

Что касается «верхушки», то пока она выглядит так:

          Почетный президент и основатель Федерации – Валерий Андреевич Самойлов (Москва)

          Президент – Юрий Устинов (Новороссийск)

          Вице-президент – Николай Виткевич (Брянск)

          Генеральный секретарь – вакантное место

          Секретарь – Наталья Эрхан (Новороссийск)

          Старший тренер сборной страны по жиму лежа – Владимир Кравцов (Саратов)

          Регистратор рекордов и статистик – Вячеслав Карпов (Саранск)

          Юридическая поддержка  – Николай Виткевич (Брянск)

          Интернет-поддержка – Павел Лукашин (Москва)

          Официальный дизайнер организации – Алексей Курков (Химки)

На чемпионате в Минеральных Водах хотим провести более полные выборы. Вакантных мест очень много. Мы, скорее всего, откроем институт вице-президентства. Так что, милости просим, присоединяйтесь к самой демократичной организации пауэрлифтинга в мире и России. Сейчас у нас нет даже годовых взносов. Хотя, судя по всему, придется их ввести, хотя бы чисто символически.

Сформулируй, пожалуйста, основную идею организации, ее девиз.

«Организация WPC в России создана пауэрлифтерами и для пауэрлифтеров» – коротко и ясно. Добавить больше нечего.

Правила Федерации разработаны таким образом, чтобы дать возможность атлету показать высокий результат. Помимо более лояльной техники выполнения движений этому способствует отсутствие допинг-контроля. Очень хотелось бы услышать твое отношение к допингу-контролю вообще и к допингу, в частности.

На мой взгляд, проблема допинга в большом спорте придумана чиновниками от спорта. «Несмотря на то, что мы не можем контролировать рынок стероидов и получать с него барыши, все равно найдется способ сделать на этом деньги!» – вот основная идея так называемой борьбы за чистоту спорта. На пробах допинга международными лабораториями «делаются» огромные деньги. В этой сфере крутятся миллионы долларов. А на Олимпиадах вообще произвол творится – к спортсменам относятся как к животным, в любой момент могут выдернуть того или иного атлета из соревнований и потащить в туалет на пробу. Я, например, не люблю, когда кто-либо смотрит, как я делаю свои дела. Шутка. А если серьезно, моя позиция направлена против бездумного употребления, точнее, злоупотребления фармакологией в спорте. Употребление допинга – личное дело каждого спортсмена. В современном спорте допинг стал не только реальностью, но и необходимостью. Его отсутствие при существующих нагрузках резко отрицательно сказывается на здоровье. Я сам – действующий спортсмен и открыто могу сказать, что, занимаясь без допинга, я чувствую себя намного хуже, нежели во время использования его в своей подготовке к старту.

Недавно я прочитал интервью одного спортивного чиновника, в котором он утверждает, что все спортсмены федерации IPF сдают допинг-пробы, и что они чистые. Я с ним согласен – все спортсмены «чистые». А вот верить в то, что они поднимают, не используя, восстановители и стимуляторы... Смешно все это и лицемерно. У нас, в WPC, нет этого лицемерия. Мы открыты и честны. Мы уважаем всех спортсменов, а не делим их на «чистых» и «грязных».

Можно говорить, что допинг-контроль в той же IPF является сдерживающим фактором для молодежи, уберегает ее от злоупотребления сильнодействующими препаратами. Увольте! На местных и даже областных турнирах никакого допинг-контроля нет. Мало того, даже участвуя в Кубке России, спортсмен уровня МС никогда не попадет на допинг-контроль, если он, конечно, не войдет в тройку или не выполнит норматив МСМК. А возьмите любой областной турнир, где как раз и выступает молодежь. Да там есть такие ребята, дозировки допинга которых превосходят все разумные пределы! К чему я это все рассказываю? К тому, что пресловутый допинг-контроль не является средством борьбы с распространением допинга в рядах начинающих лифтеров, а только средством контролировать «сборников», либо тех, кто впервые выполнил норматив МСМК. И все! К остальным спортсменам IPF эта процедура никакого отношения не имеет. Бывали случаи, когда брали пробы на допинг по жребию среди всех участников на Кубке России IPF, но это было очень давно и, по-моему, всего один раз. Ну а что касается пресловутого присвоения МСМК с допинг-контролем, то тут можно наслушаться столько всего... Не хочу никому портить жизнь, поэтому скромно промолчу, но думаю все, кто имеет к этому отношение, поймут меня. Сам я, кстати, честно «чистился» и сдавал свою пробу при выполнении норматива МСМК, как положено.

Когда, по-твоему, можно начать применение стероидов?

Лучше – никогда. Я, опять-таки, считаю, что употребление допинга – личное дело каждого. Никому ничего советовать я не собираюсь. Хотя общие принципы есть. Думать обо всем этом стоит лишь тогда, когда вы уже исчерпали свой «чистый» потенциал. У лифтера среднего уровня он обычно вырабатывается на уровне «под мастера», иногда – выше мастера. У некоторых уникумов – выше МСМК.

То есть, чем дольше на «своем», тем лучше. Я тебя правильно понял?

Да, именно так. А лучше вообще воздержаться от приема «химии».

Год назад состоялся первый чемпионат России по пауэрлифтингу под эгидой WPC/WPO России. С чем тебе пришлось столкнуться при подготовке к старту? Как ты оцениваешь результаты чемпионата?

Чемпионатом я доволен. Начинать всегда трудно. Начинать в условиях прессинга еще труднее. Начинать без поддержки, в одиночку – совсем трудно. Но я вполне отчетливо понимал, что пока не будут регулярно проводиться местные соревнования, ни о каком развитии деятельности WPC на территории России речи идти не может. Ведь фактически WPC в России есть с 1993 года, если не раньше. Федерация была создана под руководством Валерия Андреевича Самойлова, но вся ее деятельность конспирировалась лучше, чем в шпионском детективе. Регулярно несколько человек выезжали на международные старты – и все. Но это неправильно. Спорт надо развивать, привлекать людей, повышать его массовость. Я очень рад, что Валерий Андреевич пошел нам навстречу и стал почетным президентом обновленной организации. Мы же, в свою очередь, постараемся поднять уровень WPC в России на максимально высокий уровень. Уже приняты нормативы не только в троеборье, но и в жиме лежа! Но об этом немного позже. А за три дня первого чемпионата я поспал, ну, может, часа три.  Помогали мне в его проведении сочинские ребята – Олег Сангов, Валерий Безбородов и многие другие. Активно помогала Наталия. Сильно устали, зато все были довольны. Приехали представители 10 областей. Начало было положено. Итог – Кубок России в Волжском, проведенный уже силами энтузиастов. Участников намного больше, чем в Сочи. На очереди – Минеральные Воды и чемпионат России-2005, т.е. важно было начать, ну а дальше – дальше уже пойдет!

Какие остались впечатления от Кубка России WPC?

От старта к старту количество наших сторонников увеличивается. На Кубок съехались представители самых разных регионов и городов России – от Воркуты и Нефтеюганска до Минеральных Вод и Сочи. Вырос и уровень выступающих атлетов. Как всегда вне конкуренции  были наши жимовики. Хотя и троеборцы не отстают. Кубок примечателен и тем, что впервые его организовывали сами спортсмены, т.е. все было сделано целиком усилиями местных ребят под руководством Олега Козырева. Ребята просто молодцы! Календарь на следующий год уже расписан.

ФПР вынесла решение, противоречащее Уставу IPF, объявив о намерении дисквалифицировать спортсменов, выступающих по другим версиям. По сути, ситуация, сложившаяся в России уникальна. В свете этих событий, что можешь сказать об отношениях между различными федерациями в России и мире?

Я не хочу больше лезть в дела ФПР. Их постановления – это их внутренние дела и способ защиты от нас. Недавно вышли два каких-то «юморных» указа о дисквалификациях, которыми только народ потешать можно. Все напутано-перепутано. Некоторых спортсменов они «проглядели», других заметили еще за полгода до начала выступлений под нашими знаменами. В Интернете была большая полемика по этому поводу. Хотя, ты знаешь, думаю тот, кто хоть единожды выступил на соревнованиях WPC, не будут уже гореть желанием вернуться в IPF. Практически во всех странах, где пауэрлифтинг представлен множеством организаций, такой проблемы нет. Атлеты высокого уровня обычно точно знают, где они хотят выступать, ну а все остальные выступают там, где ближе: проводят рядом соревнования IPF – вперед, APA – пожалуйста, WPC – да ради Бога! Никто никого не спрашивает «что?» да «как?». Приехал спортсмен – все рады. Тот же Шестаков вполне спокойно выступал в Канаде и по WPC и по IPF. Правда, после WPC выступления по IPF у него не «пошли». Маркус Шик иногда бывает замечен на турнирах IPF в Германии. Ну а так болезненно появление иных федераций воспринимают только у нас. Каких только «перлов» я не слышал, это же от смеха умереть можно! Обычно говорят всегда шепотом: «Слышал, есть какая-то «запрещенная» федерация!» – «Да ты что?! А почему Василич их всех не «прикроет»?! Это же ужасно!». Темный народ у нас еще. Некоторые люди из руководства ФПР смело утверждают, что у WPC в России нет будущего. Не знаю. Пока есть я, у WPC есть будущее в России, это я гарантирую. Да и единомышленников становится больше. Думаю, после того, как наши ребята привезли первые призы с WPO BENCH BASH, многие поняли, что все это было не зря. Мы за год работы сумели выставить первых профессионалов. А вообще-то, мы всегда рады новым людям, мы их не называем последними словами, как некоторые вице-президенты других хороших и массовых федераций. Мы всех называем друзьями, и относимся одинаково хорошо и к новичку, и к чемпиону.

В свете последних событий, что ты можешь сказать о перспективах развития WPC/WPO России?

Перспективы самые хорошие. Организацию знают. Большую рекламу своими действиями и поступками  нам сделал В.В. Богачев, за что ему огромное спасибо. Так что теперь очень многие «лифтеры» знают, что есть такое WPC. С началом проведения национальных турниров к нам появилось доверие. Спортсмены стали понимать, что выступать в России можно не только по IPF. Мы регулярно принимаем участие в чемпионатах мира и Европы, других коммерческих турнирах. Федерацией ведется работа по продвижению наиболее перспективных «лифтеров» в профессионалы WPO. А с введением нами разрядов и званий (по Федерации, конечно) как для троеборцев, так и для жимовиков, наша популярность возросла еще во много раз. Так, уже на Кубке России мы утвердили нормативы и начали присваивать свои разряды. Они немного выше, чем в IPF, но мы же должны быть сильнее.

Расскажи, пожалуйста, про первых спортсменов WPC России.

Про первых спортсменов WPC, думаю, лучше меня сможет рассказать почетный президент WPC/WPO Валерий Андреевич Самойлов. Именно он стоял у истоков этой Федерации в России. Я же могу говорить только о тех, с кем сам начинал свои выступления в WPC. Это такие «монстры», как Владимир Кравцов – чемпион и рекордсмен мира; Сергей Попов – чемпион мира и Европы; Андрей Чесноков – чемпион, рекордсмен мира и Европы и многие другие. Кстати, не могу не сказать про Андрея Бутенко из Канады. Андрей всегда оказывал нам большую помощь и морально поддерживал меня. Иногда бывает, что нет сил, но один звонок – и я получаю от этого человека отличный «заряд» бодрости. Даже из-за океана я всегда чувствую его «плечо».

Расскажи про то, как зарождалась Федерация, как ты узнал о ней? Что натолкнуло тебя на мысль стать не просто спортсменом WPC, но и функционером?

Как я уже говорил, у истоков Федерации стоял ее почетный президент Валерий Андреевич Самойлов, известный спортивный функционер. Мало того, Валерий Андреевич вообще имел самое непосредственное участие к зарождению пауэрлифтинга в России. Именно он вывез первую нашу команду за рубеж, в Америку. Правда, тогда это был чемпионат под эгидой NASA (Натуральной ассоциации силовых атлетов).

Я же лично узнал о федерации через Интернет. Связался с основателем WPC Эрни Францем. Франц дал мне координаты Самойлова. Так мы и познакомились. О существовании самой WPC в России я что-то слышал, но Федерация была замкнута на себе, закрыта для посторонних. Кстати, именно в этом кроется причина моего желания стать функционером (хотя я очень не люблю это слово) WPC. Я видел, что, выступая под эгидой WPC, пауэрлифтер сможет полностью реализовать свой потенциал. И когда новый владелец WPC Киеран Киддер попросил меня способствовать развитию WPC в России я, прекрасно понимая, что на себя взваливаю, все же взялся за это дело. Пока, думаю, у меня все получается.

Мастерам спорта IPF разрешается тренировать в секциях, они также имеют надбавки, если занимаются тренерской деятельностью. Так, во всяком случае, делается в Украине. Будут ли мастера спорта WPC иметь нечто подобное?

Разрядные нормативы у нас присваиваются в рамках Федерации. Госкомспорт не имеет к ним никакого отношения. Это – как показатель уровня спортсмена, стимул к форсированию новых рубежей. Ну а платить ли надбавки или нет, решать в итоге будет работодатель.

Какое событие является самым запоминающимся в твоей жизни?

Рождение дочери Анастасии. На дворе был 2000-й год.

Спасибо за содержательные ответы! Скажи теперь пару слов напоследок.

Спасибо всем, кто помогает мне и верит в меня. Я постараюсь вас не подвести.

 

 

 

На первой тренировке я осилил в приседе 60 кг на 6 повторов. Ноги, правда, потом болели жутко. К сожалению, мне не нравилась тяжелая атлетика, из-за этого я частенько филонил на тренировках, чем сильно огорчал тренера. Про троеборье мы тогда ничего не знали. Хотя помню, зимой 1988 года мужички устроили в зале «прикидку» в тяге – кто больше. Я смотрел-смотрел и присоединился. Так получилось, что тогда я поднял больше всех – 190 кг при собственном весе 65 кг.

 

Я стараюсь объять необъятное – успеть все. Иногда получается. Вообще, я считаю, что любой спортсмен, даже самого высокого уровня, вполне спокойно может и работать, и тренироваться. Поэтому нытье, как готовиться к соревнованиям, если работаешь, можно смело отбросить.

 

Огромную помощь мне оказывает моя жена – Наталия Эрхан. Мы вместе уже около четырех лет. Про нас можно целый сериал снимать, так как жили мы в разных странах. Познакомились случайно в Интернете. Сейчас Наташа – сама действующая спортсменка. Причем, раньше она никогда силовыми видами спорта не увлекалась – просто талант. И это закономерно: невозможно жить рядом с таким одержимым спортом человеком, как я, и не стать спортсменом.

 

На мой взгляд, проблема допинга в большом спорте придумана чиновниками от спорта. «Несмотря на то, что мы не можем контролировать рынок стероидов и получать с него барыши, все равно найдется способ сделать на этом деньги!» – вот основная идея так называемой борьбы за чистоту спорта. На пробах допинга международными лабораториями «делаются» огромные деньги. В этой сфере крутятся миллионы долларов.

 

Начинать всегда трудно. Начинать в условиях прессинга еще труднее. Начинать без поддержки, в одиночку – совсем трудно. Но я вполне отчетливо понимал, что пока не будут регулярно проводиться местные соревнования, ни о каком развитии деятельности WPC на территории России речи идти не может. Ведь фактически WPC в России есть с 1993 года, если не раньше. Федерация была создана под руководством Валерия Андреевича Самойлова, но вся ее деятельность конспирировалась лучше, чем в шпионском детективе.

 

Перспективы у нас самые хорошие. Организацию знают. Большую рекламу своими действиями и поступками  нам сделал В.В. Богачев, за что ему огромное спасибо. Так что теперь очень многие «лифтеры» знают, что есть такое WPC. С началом проведения национальных турниров к нам появилось доверие. Спортсмены стали понимать, что выступать в России можно не только по IPF. 

0
Для возможности комментирования необходимо зарегистрироваться.
Если вы зарегистрированы, авторизуйтесь.