Журнал «Железный Мир» № 03/2007
"Часто приходится видеть, как люди, которые не планируют выступать на соревнованиях, используют "химию" или "рвутся", тренируясь тяжело. А зачем?" 
   Десять лет тому назад, когда я жил в Германии, меня поразила одна вещь: в тренажерных залах можно было встретить очень много ребят, да что там ребят - вполне взрослых и даже в годах мужчин, которые тренировались настолько истово, будто завтра у них главный старт их жизни. Только вот неувязочка - никто из них принимать участия в соревнованиях не собирался, тренировались, как это принято говорить, "для себя". "Рвались", бывало, кололи, как любят выражаться некоторые "специалисты", "всякую химию" - и все исключительно "для себя". Странно? 
   Сейчас там такого, говорят, нет. Залы не опустели, отнюдь, но их заполонили те, для кого тренинг с отягощениями - модный способ провести время. Да и с отягощениями они-то, в общем, и не тренируются, занимаются фитнесом, а фитнес - слово, ни к чему не обязывающее. Бодибилдинг - это нечто другое. 
   Приверженцы настоящего бодибилдинга, того, который ныне принято называть "хардкоровым" или "экстремальным", есть и у нас, хотя и их все меньше и меньше. Эти "странные субъекты" ищут не менее странные тренажерные залы, похожие на знаменитый "Temple Gym" Дориана Йейтса или подвальные "качалки" прошлого. Они бегут от попсовой музыки, заполонившей модные фитнес - центры, от их ухоженности и вылизанности, от субтильных мальчиков, приходящих взал для того, чтобы "склеить" не менее субтильных девочек, и знойно отдыхающих на тех тренажерах, на которых "странные субъекты" "пашут", как невменяемые. Они не стесняются признавать, что колют - о, Боже! - "страшные" анаболические стероиды и иже с ними. Для того, чтобы тренироваться еще чаще и интенсивнее. Они травмируются, залечивают травмы и снова возвращаются в зал, чтобы работать, как и прежде, на надрыве. И набирать, набирать, набирать массу. Зачем им все это? Не знаете? А зачем люди прыгают с парашютом с отвесной скалы, спускаются на лыжах с тех склонов, с которых разве что только падать, пытаются покорить самую большую волну с риском для жизни, лезут в горы, "на которых еще не бывали", и возвращаются с обмороженными носами, щеками и пальцами на ногах, если, конечно, возвращаются? Ради славы? Нет. Ради денег? Тоже нет - многие за эти "сомнительные" удовольствия еще и доплачивают прилично из своего кармана. Участвуют в соревнованиях? Опять нет. Тогда зачем? 
   Что-то странное есть в природе человека, вам не кажется? Человеку надо постоянно бросать вызов. Всему тому, что его окружает, но прежде всего - самому себе. Потому что именно победа над собой - над своими страхами, над своей немощью, над своей нерешительностью - самая ценная, самая желанная. 
   Мы приходим в тренажерный зал и тренируемся до седьмого пота. Уходим обессиленные, но лишь для того, чтобы завтра вернуться сюда вновь. Нас не ждет соревновательный подиум и восторженные крики публики, нас не ждут призы и всеобщее признание. Мы тренируемся не для того, чтобы выйти "во всей красе" на пляж, не для того, чтобы на улице на нас обращали внимание. Мы тренируемся для себя. Мы хотим достичь того, чего достичь раньше нам не удавалось. Мы стремимся к очередной победе над собой. Мы - экстремалы, которым "все мало и мало". "Temple" в переводе с английского - это храм. Мы - служители этого храма, хранители духа культуризма. Мы не задумываемся, стоит ли игра свеч - мы просто делаем свое дело. 
   …Мой младший сын - ему всего одиннадцать - просто рвется в тренажерный зал. Мог бы это время, как подавляющее большинство его сверстников, провести, играя на компьютере, или перед телевизором. Но - нет. Я не знаю, что его ждет, возможно, его увлечение бодибилдингом пройдет так же быстро, как началось. А может, и нет, не пройдет. И он станет одним из этих "странных", погруженных в себя, работающих не ради славы, а ради духа культуризма субъектов. Одним из нас. Дай-то Бог… 
Из различных интервью 

Юрий Бомбела, главный редактор