ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР

Это профиль администратора сайта www.ironworld.ru

Все вопросы и предложения по работе сайта вы можете оставить в моём форуме.
WWW-страница: http://www.ironworld.ru
ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР Всем
Статья: Владимир Васильевич Богачев: пауэрлифтинг – мое хобби.

Если вы не знаете, кто такой Богачев, вы явно в пауэрлифтинге новичок. Не знать человека, возглавляющего российский пауэрлифтинг на протяжении вот уже тринадцати с лишним лет, человека, чья команда вывела российские сборные – и мужскую, и женскую – на лидирующие позиции в мировой пауэрлифтерской «табели о рангах», просто непозволительно. С его именем связано много легенд и слухов, одни его превозносят до небес, другие – беззастенчиво обливают грязью. Такое расхождение во мнениях может означать только одно – этот человек делает дело, а не просто протирает на почетном посту штаны. Давайте вместе попробуем разобраться – кто же такой Владимир Васильевич Богачев на самом деле. Поговорим также и о перспективах развития пауэрлифтинга, о проблемах, стоящих перед федерацией и путях их решения.

О становлении российского пауэрлифтинга

Владимир Васильевич, как Вы пришли в пауэрлифтинг?

Я долгое время, практически всю предыдущую жизнь (улыбается) занимался тяжелой атлетикой, получил звание заслуженного тренера Российской Федерации по тяжелой атлетике, много лет возглавлял отдел тяжелой атлетики при Госкомспорте Российской Федерации. Пауэрлифтинг тогда не был самостоятельным видом спорта, существовала Федерация атлетизма России, объединявшая фактически два вида спорта – бодибилдинг и пауэрлифтинг, ее возглавлял Евгений Исидорович Колтун. В октябре 1991 года на конференции, проходившей в Свердловске, было принято решение о разъединении этих двух видов спорта. Я эту конференцию проводил, как представитель Госкомспорта, и в ее перерыве меня начали уговаривать занять пост Председателя вновь образованной федерации пауэрлифтинга России. На самом деле – уговаривать, я долго не соглашался, понимая, насколько тяжело будет объединять две должности, и, в конце концов, мы пришли к компромиссному решению – я согласился возглавить федерацию на год-два.

А уже в декабре 1991 года произошел развал Советского Союза, все федерации нужно было регистрировать по-новому, и в феврале 1992 года я зарегистрировал новую российскую федерацию – тогда она называлась «федерация силового троеборья (пауэрлифтинга) России». Меня оставили на посту ее Президента, и этот пост я занимаю до сих пор.

В апреле того же года мужская сборная России по пауэрлифтингу впервые выехала на чемпионат Европы в Данию. А начиная с 1993 года наши сборные команды – и мужская, и женская – принимали участие во всех без исключения чемпионатах мира и Европы.

И насколько успешно?

Мужчинам поначалу было тяжеловато в плане побед, а вот женская сборная в том же 1993 году на чемпионате мира в Йончепинге (Швеция) впервые выиграла у американок одно очко в командных соревнованиях. Тогда тренер американской команды сказал мне: «Владимир, это вы случайно выиграли, это ваша последняя победа». А произошло все с точностью до наоборот – начиная с этого момента, наша женская команда не проиграла ни одного чемпионата мира и Европы. Как правило, мы завоевываем по 7-8 золотых медалей, а в Аргентине их было даже девять!

Кого из спортсменов Вы можете выделить?

Есть у нас просто супер-спортсменки: Кудинова – семь золотых наград мировых первенств, Румянцева – также семь, а одна из наших юниорок даже вошла в Книгу рекордов Гиннеса, завоевав 8 золотых наград на чемпионатах мира. Сейчас уже и среди мужчин появились замечательные атлеты – тот же Костя Павлов, ставший восьмикратным чемпионом мира в этом году.

Кто на сегодняшний день является основными соперниками российских пауэрлифтеров?

Основными нашими соперниками поначалу были американцы, затем очень сильно подтянулись ребята из украинской команды, что и не странно, ведь у нас общая школа. Кстати, в Украине прекрасно налажено финансирование сборных команд по пауэрлифтингу. У нас пока же приоритет отдается олимпийским видам спорта, остальные финансируются по остаточному принципу.

Может быть, я забегаю несколько вперед, но насколько возможно изменение такой системы финансирования?

Оно уже происходит, последние пять-шесть лет Государственный комитет помогает нам очень сильно. Сейчас «взрослые» команды выезжают на чемпионаты мира и Европы за счет Госкомспорта, были случаи, когда помощь оказывалась и юниорским командам. Может быть, такое финансирование оказывается не на все сто процентов, но то, что оно оказывается – это факт. Хотя, конечно же, неолимпийские виды и до сих пор не финансируются так, как бы нам хотелось, но мы боремся, доказываем. Сейчас уже оказывается помощь и в проведении чемпионатов и Кубков России, я имею в виду аренду залов, наградную атрибутику, проезд и проживание судей. Оказывается и помощь в проведении допинг-контроля на внутренних соревнованиях – это ведь очень дорогое «удовольствие».

Госкомспортом финансируется только одна федерация – IPF?

Как представитель Госкомспорта могу вам сказать: в вопросе финансирования позиция Государственного комитета очень жесткая – финансируется только одна федерация. До тех пор, пока у вас не будет одной федерации, даже и не пытайтесь приходить в Госкомспорт за деньгами. Никогда так называемые «альтернативные» федерации из бюджета финансироваться не будут.

На сегодняшний день существует только одна федерация пауэрлифтинга, которая признана Национальным Олимпийским Комитетом (НОК) России – это наша федерация (IPF). Только она имеет полномочия на развития этого вида спорта на территории России и представление этого вида спорта от лица России на международной арене. Наша федерация обладает также исключительным правом представлять Россию в Международном Олимпийском движении – как вы знаете, под эгидой Международного Олимпийского Комитета (МОК) проводятся так называемые «Всемирные игры» для видов спорта, не включенных в программу Олимпиад, вот в них могут принимать участие только спортсмены нашей федерации.

Раз уж речь зашла об Олимпийских Играх, что бы Вы могли сказать о перспективах включения пауэрлифтинга в программу Олимпиад?

Это очень сложный вопрос. Можно сказать, что сейчас уже «лед тронулся», был даже момент, когда мы уже стояли, что называется, «на пороге» Олимпийских Игр, но с приходом нового Президента – Жака Рогге – все вновь затормозилось. Своим приоритетом Рогге считает сокращение программы летних Игр, и только после такого сокращения уже можно будет вести речь о принятии в Олимпийское движение новых видов спорта. На Олимпийском Конгрессе в Греции летом этого года будет стоять вопрос об исключении из программы летних Олимпиад от пяти до десяти (!) видов спорта, среди которых и такие как современное пятиборье, греко-римская борьба, бейсбол, синхронное плаванье (групповое) и так далее. В этих условиях говорить о том, что завтра нас примут в программу Олимпиад – значит обманывать себя и других. Да – мы стремимся к этому, да – мы работаем в этом направлении, да – мы уже добились поддержки многих людей в Олимпийском Комитете, но говорить о конкретных сроках пока рано.

Насколько распространен пауэрлифтинг в мире – «на слуху» ведь спортсмены лишь нескольких стран: России, Украины, США?

Сейчас IPF объединяет федерации 96 стран, кстати, такое количество более чем достаточно, для того, чтобы подавать заявку на включение в программу Олимпийских Игр, пауэрлифтинг развит на всех континентах без исключения, есть очень сильные спортсмены и в Новой Зеландии, и в Америке, может, только ЮАР, представляющая африканский континент, немного отстает. Очень сильны азиатские команды, особенно женская сборная Тайваня, она, как раз, является на сегодня нашим основным соперником. Не говоря уже о Европе, где пауэрлифтинг развит более чем в 30 странах.

Об «альтернативных» федерациях

Вернемся к взаимоотношениям IPF с другими пауэрлифтерскими федерациями, той же WPO/WPC. Каково отношение к спортсменам IPF, выступавшим на соревнованиях, проводимых под эгидой таких федераций?

Первый подобный случай у нас произошел в 93-м или 94-м году, тогда «отличились» три спортсмена. Все они были дисквалифицированы и не принимали участие в течение одного года ни в одном нашем соревновании. Затем – вернулись и выступали опять у нас.

Те случаи, которые произошли недавно (в основном, речь идет об одном только спортсмене – Андрее Чеснокове), нам еще только предстоит рассматривать и выносить по ним свои решения. Но, скорее всего, к нашим соревнованиям мы таких спортсменов больше допускать не будем.

Что же касается слухов о том, что мы можем лишить того же Андрея звания мастера спорта международного класса, то это полнейшая чушь. Никто не имеет права лишить спортсмена звания, которое он в честной борьбе завоевал. НИКТО.

Почему в пауэрлифтинге сложилась такая ситуация – под эгидой IPF соревнуются только любители? Тот же, кто считает себя профессионалом, должен идти в WPO/WPC?

Основное различие – в допинг-контроле. В WPC/WPO допинг-контроль не проводится, мы же его проводить ОБЯЗАНЫ. Наших спортсменов на чемпионах мира и Европы берут на допинг-контроль зачастую еще до соревнований – политика здесь очень жесткая.

Возьмем опять же Чеснокова: дважды мы снимали его с чемпионатов мира, причина одна – «внутренний» допинг-контроль давал положительный результат. Зачем же везти спортсмена, если его все равно дисквалифицируют, да еще и штраф нас заставят платить? Вот он и поехал соревноваться по WPC.

Но вы понимаете, ведь пока что в «альтернативных» федерациях не проводятся никакие внутрироссийские соревнования – только выездные турниры, да и то нерегулярно. Спортсмену же интересно соревноваться на протяжении всего года, а если он «отлучается» от наших соревнований, то такой возможности, как правило, не имеет. Опять же спортивные звания: их присуждение – исключительная прерогатива нашей федерации.

Кроме WPC/WPO существует в пауэрлифтинге и такая федерация, как WDFPF, которая отличается от других тем, что ее спортсмены не используют допинг и не пользуются специальной экипировкой. Как Вы относитесь к ней?

Пока эта федерация существует только на словах. Они провели свое мероприятие в Санкт-Петербурге, которое громко назвали «чемпионатом мира», но уровень его настолько низок, что… В моем понимании о федерации как о чем-то состоявшемся можно говорить только тогда, когда под ее эгидой пройдет хотя бы один чемпионат страны, «полновесный» чемпионат. Пока же «альтернативные» федерации не провели ни одного внутреннего чемпионата.

Многие, выступавшие на «чемпионате мира» WDFPF уже кусают локти, потому что мы объявили этим спортсменам, что к своим соревнованиям их допускать не будем. Устроители же «чемпионата мира» ввели их в заблуждение, безо всяких на то оснований пообещав, что они смогут выступать и там, и здесь. Да и разговоры о том, что спортсмены WDFPF каждые три месяца проходят допинг-контроль – полная ерунда. Допинг-контроль – дорогая штука, каждая проба стоит 170 долларов США, где на нее деньги взять? Да и в какие лаборатории эти пробы сдаются? Зачем же так всех обманывать? Многие из наших спортсменов куда более «чистые» и показывают при этом гораздо более высокие результаты.

То есть, перспектив развития у «альтернативных» федераций нет?

Думаю, что нет. У них нет поддержки государства, прежде всего – финансовой. Сейчас их главная проблема – поиск денег. У нас же финансирование четко налажено, налажена система проведения российских чемпионатов и Кубков, формирования сборных команд.

В том же бодибилдинге ведь существуют и НАББА, и ВАББА, но сильнейшие спортсмены-то соревнуются все равно под эгидой ИФББ.

О допинге и дисквалификациях

Если уж мы коснулись темы «химии» – очень «больной» для силовых видов спорта, скажите, каково лично Ваше отношение к допинг-контролю?

Однозначное – на «фармакологии» выступать нельзя. Мы подчиняемся тем законам, которые существуют на международной арене, а они в плане «фармподдержки» очень жесткие.

Если же подойти к проблеме «химии» в мировом масштабе, то можно сказать, что существует две огромные «армии» людей: одни создают все новые и новые препараты, ищут пути обхода допинг-контроля, другие заняты тем, что не позволяют им этого делать. Это как бы бизнес. Вот недавно появилась новая организация – ВАДА, которая даже вышла из-под контроля МОК, возглавляет ее человек, который претендовал на место Президента МОК, но проиграл в первом же туре. После этого поражения он создал ВАДА, его организация не имеет своих лабораторий, но взнос за вступление в ВАДА составляет более 500 тысяч (!) долларов от страны (с «малых» стран – несколько меньше). Неплохие деньги, да? Очень плохо, что существует несколько «контролирующих органов», между которыми, к тому же, идет борьба – кто «химиков» сильнее «прижмет». Многие виды спорта ВАДА уже просто душит.

Скажите, почему информация о дисквалификации того или иного спортсмена, уличенного в применении допинга, как бы «запаздывает»? Вообще, какая-то «нездоровая» ситуация получается с этими дисквалификациями: спортсмен стал чемпионом мира или Европы, все его поздравили, порадовались, а через полгода выясняется, что выиграл-то на самом деле совсем не он…

Процесс дисквалификации – очень длительный. Вот в ноябре прошлого года прошел чемпионат мира, на допинге попались шесть спортсменов. Но до сих пор (интервью происходило в феврале – Ю.Б.) мы не знаем, кто именно попался. То есть, по отношению к своим спортсменам мы получаем информацию сразу, а вот в отношении атлетов других стран… И такая ситуация длится полгода-год. Связано это с тем, что спортсмен будет стараться доказать свою невиновность, бывали случаи, когда и до судов доходило – взять хотя бы дело Эдди Коуэна. Объявить, что спортсмен дисквалифицирован, можно только после того, как получен официальный документ, а на его получение может уйти год. И все это время спортсмен, даже находящийся под угрозой дисквалификации, считается чемпионом и имеет право принимать участие в соревнованиях.

Здесь и такой еще момент есть, морально-этического плана, что ли. А нужно ли спортсмена обливать грязью, если виноват его тренер или врач? Про них же редко когда говорят, потому что «не пойман – не вор», а пойман-то спортсмен. Но за что можно винить спортсмена, если он делал то, что ему велел тренер?

Бывают и случаи, когда спортсмен доказывает свою невиновность, зачем же заранее обвинять его, отбирать медаль, звание, а потом извиняться и все возвращать? Осадок-то у всех останется неприятный.

О сегодняшних проблемах пауэрлифтинга

Вернемся к проблемам пауэрлифтинга как вида спорта. Вот у меня есть информация, что готовится сокращение количества весовых категорий. Так ли это?

Инициатива такого сокращения идет от «малых» стран. Если быть более точным, то от некоего доктора Вилкса из Австралии. Фактически, вот уже на втором Конгрессе подряд этот вопрос поднимается, и воюю с таким сокращением я один. Пока успешно – большинство меня поддерживает. Я всегда говорил и сейчас говорю: «Вот когда нас будут включать в программу Олимпийских Игр, тогда и нужно будет сокращать количество весовых категорий – это будет необходимым условием. Тогда мы и будем придумывать, как нам это сделать. Пока что это делать рано».

Многие спортсмены в силу тех или иных причин не могут выступать в троеборье и сосредотачиваются на одной дисциплине, как правило, жиме лежа. Планируется ли ввести в практику присвоение спортивных званий «жимовикам»?

Года четыре назад, если я не ошибаюсь, была попытка ввести классификацию для «жимовиков». Все было неплохо просчитано, но в практику внедрено так и не было. Главный довод противников такого нововведения – на сегодняшний день пауэрлифтинг «забил» практически все остальные виды спорта по присвоению званий мастера спорта международного класса и даже заслуженного мастера спорта. Нас обвиняют в том, что в пауэрлифтинг бегут спортсмены и тренеры из той же тяжелой атлетики – ведь у нас, якобы, легче получать звания, а значит – тренеру легче получать высокую зарплату. Вот такой довод против пауэрлифтинга бытует сейчас в Госкомспорте. Мы подняли нормативы, и все равно даем мастеров спорта международного класса больше, чем легкая атлетика, а ведь там только олимпийских видов – сорок шесть. Такое положение дел считается неправильным. А если мы сейчас еще прибавим жим?

Но мы стараемся поддерживать «жимовиков», проводим для них отдельные чемпионаты, турниры. Скажу больше – мы присваиваем звания мастеров спорта международного класса по жиму. Но все происходит вполне официально, поскольку есть такой пункт в Классификации: присваивать звание мастера спорта международного класса чемпионам мира и Европы по жиму лежа.

И еще одно: если бы пауэрлифтинг был олимпийским видом спорта, таких проблем бы не возникало.

А что, действительно наблюдается «отток» спортсменов из тяжелой атлетики в пауэрлифтинг? Ведь тяжелая атлетика – олимпийский вид спорта.

Сравнивать штангу с пауэрлифтингом, на самом деле, очень тяжело; если говорить о популярности, то она у пауэрлифтинга сейчас гораздо выше, нежели у тяжелой атлетики. Что касается «оттока», то он был лишь в начале становления пауэрлифтинга, большинство же наших нынешних атлетов штангой никогда не занимались – они воспитывались в пауэрлифтинге. Хотя иногда приходят к нам те, кто в тяжелой атлетике разочаровался. Многое ведь и от генетики зависит, штанга – это, прежде всего, скоростно-силовая работа, там и гибкость нужна также, а многим это не дано. А в пауэрлифтинге эти атлеты находят себя, становятся чемпионами. Да и с возрастом скорость уходит, гибкость уходит, а сила остается. И с возрастом зачастую в пауэрлифтинг уходят.

О «мифах» и «легендах»

В качестве тренера Вы работали только со штангистами или и с пауэрлифтерами тоже?

Если бы я не тренировал пауэрлифтеров, я бы не пользовался у них никаким авторитетом.

Поговорим напоследок, если позволите, о тех «легендах», которые Вас окружают, есть люди, которые обвиняют Вас в том, что Вы берете деньги со спортсменов. За многие вещи – начиная от поездок на чемпионаты мира до выведения спортсменов на помост…

Был такой случай в 1997 году, когда одна спортсменка обвинила меня в том, что я не разрешил ей поехать на чемпионат мира, потому что она не дала мне взятку. Подсудное дело! Правда она забыла о том, что речь шла не о чемпионате мира, а о чемпионате Европы, но это ведь мелочи. Как забыла еще и о том, что ее сумма в троеборье была на 87,5 кг ниже результата тогдашней чемпионки России Анастасии Павловой, которая и поехала на тот чемпионат. О каком чемпионате мира можно было говорить, если даже Катерина Танакова, выступая в категории до 67,5 кг, поднимала больше ее – 110-килограммовой спортсменки?!

У нас соблюдается спортивный принцип – на чемпионаты мира и Европы едут только сильнейшие. Чтобы убедиться в этом, достаточно поднять протокол любого российского чемпионата – только победители, имеющие реальные шансы на успех на международной арене, едут на «Европу» или «мир». Потому мы и сильнейшие в мире.

То же самое и с выведением на помост – вывожу ведь не я, не я составляю списки, а старшие тренеры сборных команд. Логичнее тогда уж им эти 20-30 долларов давать.

Еще вот пишут: «Хотите установить рекорд – дайте Богачеву 100 долларов. Иначе мировой рекорд не будет засчитан». И никому не приходит в голову выяснить хотя бы, откуда взялась такая сумма? А дело в том, что если вы хотите, чтобы ваш мировой рекорд засчитали, вы ДОЛЖНЫ пройти допинг-тест. Если вы по жребию попали на допинг-контроль, то не должны будете платить ничего, и в случае отрицательного результата пробы ваш рекорд будет засчитан. Если же допинг-тест не пройден, то и рекорд не засчитают, единственная возможность здесь – самому пройти допинг-тест, предварительно за это заплатив вот эти самые 100 долларов США. Но не Богачеву, а В МЕЖДУНАРОДНУЮ ФЕДЕРАЦИЮ.

Если уж кто-то умеет говорить гадости, то пусть хотя бы делает это в лицо, а то у иных хватает смелости лишь на то, чтобы поливать меня грязью в Интернете и без подписи, а подойти и поговорить с глазу на глаз они не осмеливаются.

Кстати, на последней конференции нашей федерации в Иркутске из 54 представителей регионов (6 из них на конференции отсутствовали и голосовали с помощью писем) 53 проголосовали за мою кандидатуру и лишь один против. Уж наверное, если бы Богачев кого-то не устраивал, то такого бы не было.

Помимо Вашей работы Вас что-либо увлекает? Чем Вы занимаете свое свободное время?

Знаете, у меня практически нет свободного времени – в этом самая главная моя проблема. Я пять лет работаю практически без отпуска. Вот и в прошлом году я оформил в декабре отпуск – две недели – и что получилось? Неделю я провел с женской командой на чемпионате Европы, три дня подождал «жимовую» команду и еще три дня занимался ею. Вернулся сюда – и снова на работу. Моя жизнь – это работа.

Пауэрлифтинг, в общем-то, можно считать моим хобби. Я отвечаю в Госкомспорте за очень многие виды спорта – это моя работа, а пауэрлифтинг – хобби.

Что Вам нравится в людях и что не нравится?

Нравится, прежде всего, честность и справедливость. Больше всего не нравится ложь и еще одно качество – зависть. Зависть, как правило, толкает людей на подлость. Не бывает белой или черной зависти, зависть всегда черная, всегда плохая.

Что бы Вы хотели пожелать себе?

Хотелось бы здоровья побольше и пусть хоть немножко, но свободного времени.

Что бы Вы могли пожелать читателям нашего журнала?

Прежде всего – тоже здоровья. И заниматься спортом. Каким? Тем, который нравится. И успехов. А вам – писать как можно более объективно и правдиво.

Спасибо большое.

 

 

 

Женская сборная в 1993 году на чемпионате мира в Йончепинге впервые выиграла у американок одно очко в командных соревнованиях. Тогда тренер американской команды сказал мне: «Владимир, это вы случайно выиграли, это ваша последняя победа». А произошло все с точностью до наоборот.

 

Сейчас IPF объединяет федерации 96 стран, кстати, такое количество более чем достаточно, для того, чтобы подавать заявку на включение в программу Олимпийских Игр, пауэрлифтинг развит на всех континентах без исключения, есть очень сильные спортсмены и в Новой Зеландии, и в Южной Америке.

 

Думаю, что перспектив развития у «альтернативных» федераций нет. У них нет поддержки государства, прежде всего – финансовой. Сейчас их главная проблема – поиск денег. У нас же финансирование четко налажено, налажена система проведения российских чемпионатов и Кубков, формирования сборных команд.

 

О допинге – а нужно ли спортсмена обливать грязью, если виноват его тренер или врач? Про них же редко когда говорят, потому что «не пойман – не вор», а пойман-то спортсмен. Но за что можно винить спортсмена, если он делал то, что ему велел тренер?

 

У нас соблюдается спортивный принцип – на чемпионаты мира и Европы едут только сильнейшие. Чтобы убедиться в этом, достаточно поднять протокол любого российского чемпионата – только победители, имеющие реальные шансы на успех на международной арене, едут на «Европу» или «мир». Потому мы и сильнейшие в мире.

 

Больше всего мне в людях не нравится ложь и еще одно качество – зависть. Зависть, как правило, толкает людей на подлость. Не бывает белой или черной зависти, зависть всегда черная, всегда плохая.

0
Для возможности комментирования необходимо зарегистрироваться.
Если вы зарегистрированы, авторизуйтесь.