ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР

Это профиль администратора сайта www.ironworld.ru

Все вопросы и предложения по работе сайта вы можете оставить в моём форуме.
WWW-страница: http://www.ironworld.ru
ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР Всем
Статья: Феномен Евгения Колтуна

    

В минувшем году заслуженный тренер страны, организатор и бессменный руководитель тюменского атлетического клуба «Антей» Евгений Колтун, известная в мировом бодибилдинге личность, отметил в очень узком кругу знаменательную (думаю, не только для себя) дату – 40-летие своего увлечения бодибилдингом. Как все-таки много значит, порой, в нашей жизни Его Величество Случай. По крайней мере, в жизни моего героя он сыграл, без преувеличения, судьбоносную роль.

    

     «Это было летом 1964 года, – рассказывает Евгений Исидорович, – мы тогда жили в Омске. В тот день во дворе собственного дома я застал своего соседа – Борьку Краснопольского – за довольно странным занятием. Он выполнял какие-то совершенно непонятные мне упражнения: поднимал гантели на бицепс, разводил с ними руки на деревянной скамье… Это совсем не походило на тяжелую атлетику, о которой я к тому времени знал не понаслышке. Удивленный, подошел и спросил: «Боря, чем это ты занимаешься?» И услышал в ответ – «Культуризмом». Оказалось, мой сосед регулярно читал польский журнал «Спорт для вшистких», который перепечатывал из американских изданий материалы по бодибилдингу. Борька не только дал мне полистать журналы, но и объяснил, что этот вид спорта давно и активно развивается в Америке, а его цель – формирование красивого атлетического телосложения. Так состоялось мое первое знакомство с бодибилдингом, который, как потом оказалось, стал делом всей моей жизни».

     По словам Колтуна, родители поначалу настороженно отнеслись к увлечению своего сына, но затем стали его союзниками. Отец, работавший тогда начальником военных окружных мастерских, помог соорудить незамысловатое оборудование. По фото из тех самых польских журналов, которые стали выписываться регулярно, была сделана скамья для жима лежа, а сваренные из старых фланцев для нефтепровода «блины» навешивались на самодельный гриф, покоившийся на таких же самодельных стойках. Тренировки проводились в колтуновской квартире. Жениным напарником был тогда его друг Володя Тонапетян, с которым он дружен до сих пор. Поскольку единственным источником информации о бодибилдинге был «Спорт для вшистких», пришлось учить польский язык, а затем, когда появились журналы из-за океана – налечь на английский. И здесь помощь пришла от Жениной мамы – филолога и языковеда (она закончила в свое время Киевский университет, много лет преподавала в школе, после переезда в Тюмень работала в индустриальном институте, а затем заведовала кафедрой иностранных языков в ТВВИКУ). Уже через пару лет тренировок Евгений при собственном весе 64 кг жал лежа 130-килограммовую штангу.

Впрочем, удивляться здесь было нечему, ведь до той судьбоносной встречи с соседом-культуристом, Женя Колтун не лежал на печи в ожидании чуда.

     «Спортом я начал заниматься с третьего класса, – замечает мой собеседник, – родители отдали меня в гимнастическую секцию. Спустя три года, я выполнил второй спортивный разряд. Тогда же увлекся баскетболом, а в девятом классе – и тяжелой атлетикой. В обоих видах стал перворазрядником. Был чемпионом района по легкой атлетике – пробегал 100 метров за 11,4 секунды. Но, все-таки, главным моим спортивным увлечением был баскетбол. Занимался им по пять-шесть часов в день. Был капитаном юношеской сборной Омской области, наша команда даже стала однажды призером российского первенства. Потом, когда поступил в Омский политехнический институт, играл за сборную «Буревестника»».

     В 1966 году Колтуны переехали в Тюмень, потому как главу семейства пригласили на военную кафедру индустриального института. Мой собеседник признался, что очень уж ему не хотелось уезжать из Омска, но когда увидел огромный спортивный зал «отцовского вуза», в котором как раз играли в баскетбол, на переезд согласился. И со  второго курса Омского «политеха» перевелся в Тюменский «индус». Тогда-то мой герой и почувствовал: пришло время всерьез определиться с приоритетами. И он явился к заведующему кафедрой физвоспитания – так, мол, и так, хочу заниматься культуризмом… И, говоря современным языком, пропиарил предмет своего увлечения, предложив открыть на базе институтского спортзала секцию.

     Какое там! Страшное слово «культуризм» пугало тогда очень многих. Кафедра колтуновскую идею единодушно отвергла, но лично ее инициатору заниматься не запретила. И скоро в спортзале («там, где сходятся два балкона») появился этакий атлетический уголок, собственноручно оборудованный поборником спортивного авангарда. Благо, соответствующий опыт у Евгения имелся. Установил самодельную деревянную скамью, из списанного кульмана изготовил стойки для штанги, приволок списанные гири и приступил к тренировкам. Прошло немного времени, и появились единомышленники. Так, совершенно стихийно, образовалась секция, слух о которой моментально разлетелся по институту, а затем и по городу. На «культуристов из «индуса»» молодежь приходила поглазеть целыми толпами. Вскоре они оказались на виду. Для бодибилдинга, тогда еще не признанного в СССР за вид спорта, такая реклама была чревата. Но возмутителей спортивного спокойствия поддержали тогдашний первый секретарь обкома комсомола Геннадий Шмаль, первый ректор индустриального института Анатолий Николаевич Косухин и председатель облсовета ДСО «Буревестник» Борис Алексеевич Мишатин. И 20 февраля 1967 года родился атлетический клуб «Антей».

     «Вначале занимались в спортивном зале института, – продолжает мой Евгений Исидорович, – правда, в секцию атлетической гимнастики (слово «культуризм» мы даже не могли вслух произнести) разрешили набрать не более тридцати человек. Но когда  подошло время записи, началось настоящее столпотворение. Пришлось устраивать что-то вроде конкурсного отбора: кто выжмет лежа штангу весом 70 кг, тот и прошел. Это мы поначалу так решили. Хорошо еще, что не продекларировали. В общем, норматив пришлось увеличить на 10 кг, но и с этим весом справились около полусотни парней. Еще сложнее получилось с девушками. Думали, по объявлению придут не более двух-трех – всех и запишем. Но в назначенный день их появилось видимо-невидимо. Пришлось предложить всем пройти основательное медобследование. В итоге первую экспериментальную группу составили 25 любительниц атлетической гимнастики».

     На финише 1967 года «антеевцы» написали письмо в «Московский комсомолец», и довольно быстро получили на него ответ (он датируется 18 декабря 1967 года). «С большим интересом прочли ваше письмо. Вероятно, наша редакция сможет направить на тюменский конкурс своего корреспондента… К великому сожалению пропаганда и развитие атлетизма в Москве идет не так широко, как этого бы хотелось. Одна из причин – отсутствие сколько-нибудь значительного отечественного опыта. Поэтому для нас было бы интересно получить материалы о работе вашего клуба «Антей»…» И популярная «молодежка» страны такой материал получила. Статья «Атлетизм есть и в Сибири», написанная В. Семеновым и Е. Колтуном, вышла незадолго до проведения в нашем городе первого Всесибирского конкурса атлетизма.

     70-е годы, вошедшие в современную историю России как застойные, были не лучшими и для отечественного бодибилдинга. Как только ни изощрялись партийно-советские блюстители нравственности, чтобы оградить увлеченную культуризмом молодежь от «буржуазного влияния». Вот один из образчиков контрпропаганды той поры.

     «Фотографировали, например, фрагмент бугристой от мышц руки Билла Перла и сопровождали таким текстом: «Мистер Трицепс» до умопомрачения качает одну руку, когда же он работает? Но зато он станет «Мистером Америка», – вспоминает Колтун, – и представлялся этакий уродец с одной развитой рукой. Кстати, в марте 93-го я познакомился с Биллом Перлом на турнире «Арнольд Классик». В свои 63 года он выглядел великолепно. Впрочем, нас подобными «агитками» перевоспитывать было бесполезно. Даже гонения нас не останавливали, скорее, делали сплоченнее и упрямее, заставляя тренироваться с еще большим азартом. Ребята из первой нашей группы – Витя Рябков, Володя Жданович, Коля Кайгородов, Слава Пятков, Валера Рахвалов – стали впоследствии большими начальниками, солидными и уважаемыми людьми, но до сих пор посещают наши турниры, помогают по мере возможности, да и форму свою спортивную стараются поддерживать».

     Но, как бы там ни было, а рождение атлетического клуба состоялось, и популярность «Антея» быстро росла. Во многом – благодаря своему лидеру Евгению Колтуну, авторитет которого еще более укрепился после его победы на первом открытом Всесибирском конкурсе по атлетизму. Он проходил в 1968 году во Дворце пионеров, а среди его участников были не только столичные звезды, но и известные культуристы из Литвы. Похоже, это событие, мощно сыгравшее на престиж нашего города, смягчило сердца столоначальников. По крайней мере, в том же году, во время праздничной демонстрации 7 ноября, «антеевцам» разрешили пройти в парадной колонне физкультурников Тюмени отдельной группой. Ох, и сорвали они тогда оваций! Бурно аплодировали даже на «правительственной» трибуне.

     А в январе 69-го прошел второй такой конкурс (уже в здании филармонии), ставший первым в истории России смотром атлетизма с участием иностранцев. Тогда в Тюмень с группой своих соотечественников приехал родоначальник польской культуристики, редактор того самого журнала «Спорт для вшистких» Станислав Закшевский. К тому времени Евгений Колтун слыл не только главным организатором культуризма в Тюмени, но и самым титулованным из сибирских «строителей тела». Между двумя, победными для себя, Всесибирскими конкурсами, он успел стать серебряным призером проходившего в Клайпеде открытого Всесоюзного турнира «Янтарный приз». И все равно ему постоянно приходилось доказывать, даже в спортивной среде, что культуристы – не только люди с «накачанными» мышцами, но и атлеты, обладающие недюжинной силой и завидной силовой выносливостью.

     «Как-то раз к нам на тренировку пожаловал сам зав. кафедрой физвоспитания Георгий Федорович Бурдыко, был он метателем и весил не менее 90 кг. – Колтун, видимо воскрешая в своей памяти стародавний эпизод, выдержал паузу и озорно улыбнулся. - Так вот, пришел он к нам и давай излагать свою теорию: вы, мол, культуристы, ерундой занимаетесь – мышцы «накачиваете», а силы в них никакой... Потом на меня переключился: «Ну, вот ты, главный возмутитель спокойствия, можешь сделать так же?» Он поставил на ладонь пудовую гирю и вытянул руку вперед. Я, весивший тогда 69 кг, честно признался: не знаю, мол, не пробовал… Потом снял пиджак и сделал то же самое. Затем, как и он, «перекрестился» гирей. Ну а после нашей «дуэли» в жиме лежа «высокий» гость пожал мне руку, ведь я выжал штангу весом 150 кг, а он – только 140.

     А однажды со штангистами «зарубился» (смеется). У нас на курсе вечер был, ну я, весь при параде, зашел к ним в зал на тренировку. Их тренер встретил меня не без ехидства – «О, наш главный культурист пожаловал! Слыхал, вы все там такие сильные да выносливые, может, продемонстрируешь превосходство?» Был он кандидатом в мастера по тяжелой атлетике и тяжелее меня килограммов на двадцать. Но вызов я принял. Мой оппонент лег под 100-килограммовую штангу. Выжал ее раз, другой, третий… На десятой попытке спекся. Теперь мой черед. Ложусь под снаряд и начинаю работать. Обступившие нас пацаны-штангисты восторженно считают хором: десять, одиннадцать.., шестнадцать… «Ну что, – говорю, – хватит?» Честно говоря, это упражнение было моим «коронным», и «сотню» я до 25-27 раз в одном подходе жал. Так что в защиту культуризма поработал тогда без особого «напряга», в удовольствие, можно сказать».

     Небывалый прилив энтузиазма вызвали у «антеевцев» ответные письма в адрес их руководителя от первого «Мистера Олимпия» американца Лэрри Скотта и семикратного победителя этого престижного в мировом атлетизме конкурса Арнольда Шварценеггера. Причем, будущий губернатор Калифорнии кроме нескольких буклетов с фотографиями прислал и записи своих тренировок для каждой группы мышц. Это было в начале 70-х. А в 1973 году над «Антеем», квартировавшим тогда в подвале жилого дома по Одесской, 24,  (его выделил клубу управляющий трестом «Тюменьгазмонтаж» Игорь Шаповалов), сгустились тучи. Дело в том, что 2 апреля тогдашним председателем комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров РСФСР В. Алехиным был утвержден приказ «О некоторых фактах неправильного развития отдельных видов физических упражнений и спорта». Сполна досталось в нем и культуризму с его конкурсами «силы и красоты». Уже в июне облспорткомитет отреагировал на этот начальственный документ «Постановлением», в коем, среди прочего, предписывалось «в кратчайший срок принять неотложные меры к ликвидации секций культуризма». Однако популярность «Антея» была настолько велика, что на ликвидацию клуба спортчиновники не решились – ограничились запретом на проведение соревнований по позированию.

     А потом в Ялте прошел тот скандально известный и печальный для тюменских «гераклов» открытый чемпионат Украины.

«Мы там сфотографировались, и один из снимков попал в американский культуристский журнал, – вспоминает Евгений Исидорович, – мало того, его сопровождал такой текст: «Мы благодарны мистеру Колтуну за его информацию о развитии бодибилдинга в Сибири». Хотя, клянусь, ни с какими корреспондентами, тем более, зарубежными, я в Ялте не встречался. Что тут началось! В прессе появились разгромные статьи против меня и Владимира Дубинина, лучшего культуриста СССР 70-х годов, сегодняшнего президента федерации бодибилдинга России. Все это попало в обком КПСС. Меня вызвали сперва в партком университета, на кафедре физвоспитания которого я тогда работал, а потом к ректору Александрову. «У нас нет к вам претензий по работе, но когда вы пишите на Запад, то пишите про свою частную жизнь, как вы на даче работаете. Когда говорите о клубе, вы должны руководствоваться Правилами об охране государственных тайн в печати»… Такое вот деликатное внушение».

     Но ситуация складывалась нешуточная. И дело было не только в «ялтинских разоблачениях». Передо мною выцветшая вырезка из газеты «Советский спорт» за 27 декабря 1977 года. Читаю: «В «Советском спорте» от 11, 13, и 14 сентября этого года была опубликована статья Д. Иванова «Излом», в которой резкой критике была подвергнута деятельность так называемых «студий» культуризма». И далее, после краткого изложения авторской позиции – «В связи с выступлением газеты председатель Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР С. П. Павлов издал приказ «О серьезных недостатках в работе групп атлетической гимнастики». В нем напоминается, что специальным постановлением от 24 января 1973 года Спорткомитет СССР осудил организацию занятий и соревнований по упражнениям, ничего общего не имеющим с советской системой физического воспитания. Тогда было предложено всем физкультурным организациям усилить контроль за проведением учебно-тренировочных занятий в секциях атлетической гимнастики, а также не допускать соревнований и показательных выступлений, состоящих из позирования, оценки «конституции тела». Однако, – отмечается в приказе, – как выяснилось, в Москве, Тюмени, Каунасе, Вильнюсе, Риге, Запорожье, Калининграде, Ялте и некоторых других городах продолжают действовать группы, где насаждается культуризм».

И вновь отреагировало местное спортивное начальство, вынудившее «представителей учебно-тренировочных групп тюменского атлетического клуба «Антей» обратиться с письмом ко второму секретарю обкома КПСС Г. И. Шмалю, приложив копию протокола общего собрания.

     «После недавнего опубликования статьи Д. Иванова «Излом» в газете «Советский спорт», руководство облспорткомитета и горспорткомитета, не разобравшись, обвинило нас в занятиях культуризмом и решило закрыть наш клуб, – читаю в письме. – За 10 лет существования клуба не было отмечено ни одного случая недостойного поведения его членов… Спортивный зал клуба, находящийся в подвальном помещении жилого дома по ул. Одесской, 24, в течение пяти лет создавался нашими руками. За все время своего существования клуб никогда не вызывал интереса у руководства облспорткомитета и горспорткомитета и никакой помощи от них не получал».

     Письмо это, скрепленное двумя сотнями подписей, составлялось в ситуации, когда антеевский подвал был уже опечатан и в нем намеревались организовать шахматно-шашечный клуб. И Геннадий Шмаль вторично спас «Антей» от разгрома. И колтуновское детище благополучно дожило до учредительной конференции, объявившей о создании Всесоюзной федерации атлетизма. Кстати, одним из ее инициаторов и организаторов был наш земляк. Проходила конференция в августе 1987 года в подмосковной Кубинке. Первым председателем Всесоюзной федерации стал тогда легендарный Юрий Власов. Федерацию же атлетизма РСФСР доверили возглавить Евгению Колтуну.

     С тех пор имя президента «Антея» неразрывно связано с новейшей историей отечественного и мирового бодибилдинга. А Тюмень стала излюбленной ареной атлетических баталий с участием звезд высочайшего класса. Инициатором их проведения  был и остается, конечно же, Евгений Колтун – человек, увлеченный своим делом до самозабвения. Как верно подметил кто-то из столичных журналистов, он не живет – горит, один за другим реализуя такие проекты, которые любой другой побоялся бы даже замыслить. Да взять хотя бы тот, первый в СССР, международный турнир по бодибилдингу «Гран-при «Тюмень-89»».Нужно обладать энергетикой, работоспособностью и волей Колтуна, быть таким же дипломатичным и убедительным, чтобы в мировая элита согласилась приехать в незнакомую и немного пугающую их Тюмень, а местные власти и спонсоры выразили готовность взвалить на себя бремя высочайшей ответственности. А ведь вслед за этим прошли чередой еще три таких турнира, последний из которых, «Гран-при «Тюмень-93»», собрал культуристов из 22 стран. Турнир этот был ознаменован тем, что его посетил живая легенда мирового бодибилдинга Бен Уайдер – доктор философии, кавалер ордена Канады. Тот самый, кто вместе со своим братом Джо основал в 1946 году Международную федерацию бодибилдинга, и является бессменным ее президентом. Глава IFBB был настолько потрясен уровнем организации «Гран-при» и очарован гостеприимством тюменцев, что «дал добро» на проведение у нас чемпионата Европы-94. И такой турнир состоялся, собрав ведущих атлетов из 32 стран Старого света. Не после этого ли турнира Бен Уайдер пророчески изрек: «Если русские уделят столько же внимания бодибилдингу, сколько уделяли когда-то тяжелой атлетике, то вскоре мы получим доминирование русских в международном бодибилдинге».

     Так оно, собственно, и получилось. А прорыв россиян в женском бодибилдинге был обеспечен, в том числе, и Евгением Колтуном. Первой (не только из его воспитанниц, но и из отечественных «строительниц тела») ворвалась в мировую элиту Елена Давыдова. В 1989 году кандидат в мастера по конькобежному спорту, мать двоих детей пришла в «Антей» «подзарядиться» здоровьем. Но, как говорится, вошла во вкус. В истории отечественного бодибилдинга Елена Давыдова осталась как первая из россиянок мастер спорта международного класса и чемпионка Европы (1996 г., Румыния),  обладательница серебряных наград двух мировых чемпионатов (1993 г., Польша и 1997 г., Словакия), семикратная абсолютная чемпионка России. Ее эстафету подхватила обаятельная и женственная Наталья Проскурякова. Впрочем, к Евгению Колтуну она заявилась 18-летней студенткой факультета физической культуры Тюменского госуниверситета Наташей Панфиловой, кандидатом в мастера спорта по лыжным гонкам. Шел 1992 год. А через пару лет она уже стала абсолютной чемпионкой России среди юниорок, и завоевала «серебро» женского чемпионата страны, уступив лишь тогдашнему лидеру национальной сборной, москвичке Юлии Стефанович. Свою спортивную карьеру Проскурякова завершила с блестящим послужным списком. Еще никому в мире не удавалось четыре года кряду подниматься на пьедестал почета мировых чемпионатов, Наталья же завоевала на главных турнирах планеты два «золота» (2000 и 2002 г.г.) и два «серебра» (1999 и 2001 г.г.), став первым в истории отечественного бодибилдинга заслуженным мастером спорта.

     Когда у нас в стране появился новомодный фитнес (не без прямого участия президента «Антея»), Колтун даже помолодел. Борец за женственность в культуризме, он увидел новые возможности своей школы. И справедливо, что именно его воспитаннице, Жанне Бабаниной, первой из российских фитнес-спортсменок было присвоено звание мастера спорта международного класса. Высшим достижением этой бесспорно одаренной и женственной девушки стало «серебро» проходившего в 1998 году в Польше чемпионата Европы. Могла бы добиться и большего, но любовь к профессии (Жанна работает детским врачом) перевесила увлечение большим спортом.

     Однако запредельная высота была все-таки взята «антеевцами» и в этом виде –  абсолютной чемпионкой мира 2004 года в фитнесе стала Наталья Гурьевских. А совсем  юная Элина Гоок (ей еще нет и 15 лет) стала в том же году победительницей юниорского первенства мира в новом виде спорта – бодифитнесе.

     Пророческое высказывание Бена Уайдера по поводу  возможного «доминирования русских»   вспомнилось мне во время неформального общения с президентом федерации бодибилдинга и фитнеса России Владимиром Дубининым – четырехкратным абсолютным чемпионом СССР, авторитетнейшим в мировом атлетизме человеком. Тогда, заговорив с ним о только-только завершившемся у нас международном турнире «Гран-при «Тюмень-2002»», я посетовал: жаль, мол, что маловато к нам прибыло зарубежных звезд (после трагических событий на Дубровке прилететь в Россию рискнули лишь самые отчаянные). Дубинин удивленно посмотрел на меня – «О чем ты, старик, говоришь? Мы сегодня сильнейшие и в Европе, и в мире». Потом мы заговорили о Колтуне.

     «С Женей нас связывает более чем тридцатилетняя дружба, – оживился мой собеседник, – есть у него одно очень ценное качество: за какое бы дело ни взялся, доведет его до победного конца, чего бы это ему не стоило. Знаешь, обычно перед ответственным турниром мы отправляем к месту его проведения своего инспектора. В Тюмень, естественно, мы никогда никого не посылаем».

     «На все сто» доверяет Евгению Колтуну и руководство Всемирной федерации бодибилдинга. Кстати, в 1994 году на конгрессе этой организации он был избран одним из пяти членов ее судейского комитета. В общем, воздалось, как говорится, сполна за долготерпение и преданность предначертанному судьбой делу. Думаю, если когда-нибудь появится на свет энциклопедия отечественного или мирового атлетизма, нашему земляку там наверняка будет отведено достойное место. Ну а одним из документальных первоисточников при составлении таковых вполне могла бы стать «Энциклопедия физической культуры и спорта Тюменской области». В этом уникальном издании Колтуну посвящены добрых полторы страницы, из которых явствует, что он – «Заслуженный тренер России по бодибилдингу (1995 г.), заслуженный работник физической культуры РФ (1997 г.)… Первый президент федерации атлетизма (бодибилдинга) России (1987-1992 г.г.)… С 1992 г. – судья высшей международной категории… В ноябре 1996 г. избран генеральным секретарем ФББР… В 1996 г. награжден почетным знаком Комитета по физической культуре, спорту и туризму России «За заслуги в развитии физической культуры и спорта». За большие заслуги в развитии бодибилдинга награжден высшими наградами ИФББ: 1991 г. – серебряной медалью ИФББ, 1993 г. – золотой медалью ИФББ, 1994 г. – золотой медалью президента ИФББ Бена Уайдера, 1997 г. – почетным дипломом и специальной золотой медалью «За особые выдающиеся заслуги в развитии бодибилдинга и фитнеса в Европе и мире». Правда, в этой «Энциклопедии» не упоминается о «Мемориальной награде имени Оскара Стейта», третьего по значимости знака отличия в мировом бодибилдинге. Но это – не упущение ее составителей. Просто своего «Оскара» Евгений Исидорович получил из рук президента Европейской федерации бодибилдинга и фитнеса испанца Рафаэля Сантохи, давнего большого друга Егения Исидоровича, в 2003 году, т. е. через два года после издания «Энциклопедии».

     Сложилась, как считает Колтун, и его личная жизнь. Кроме технического вуза, он окончил аспирантуру Всесоюзного научно-исследовательского института физической культуры в Москве. В 1970-м женился на 18-летней петербурженке по имени Алена, с которой и по сей день живет душа в душу. «Дитя любви» – Софья – стала первой помощницей отца в его деловой переписке с зарубежными коллегами, поскольку закончила «иняз» и в совершенстве владеет английским. .

    

     Сегодня Евгений Исидорович полон новых идей и планов, и значит, уверен, его «Антей» продолжит поставлять на отечественный и мировой помосты новых, открытых и воспитанных им звезд бодибилдинга. Правда, основную свою идею моему герою реализовать пока не удалось – создать в Тюмени собственный атлетический клуб по образцу западных: элитарный – для спортсменов, оздоровительный – для бизнесменов, и доступный (в финансовом плане) для всех желающих грамотно заниматься строительством своего тела. Но какие его годы…

0
Для возможности комментирования необходимо зарегистрироваться.
Если вы зарегистрированы, авторизуйтесь.